"Мы едем в Швецию забрать микрофон у Лорин": Андрей Данилко о победе alyona alyona & Jerry Heil, позе 69, ограничении на ТВ и ушах Микки Мауса

Читати українською
Автор
2004
Андрей Данилко снимет маску только после победы в войне Новость обновлена 05 февраля 2024, 12:56
Андрей Данилко снимет маску только после победы в войне. Фото Пресс-служба Андрея Данилко

Данилко объяснил, почему Ziferblat не подходит для Евровидения

После объявления победителя Национального отбора на Евровидение Андрей Данилко в эксклюзивном интервью "Телеграф" рассказал. кому отдал первое место в своем рейтинге. А также объяснил, зачем он надел уши Мики Мауса и почему его танцоры были с номером 69 на спине.

- Кого из тройки фаворитов вы поставили на первое место?

- Это alyona alyona & Jerry Heil. На втором — MELOVIN и третье — Ziferblat.

- Почему alyona alyona & Jerry Heil оптимальный вариант для Евровидения?

-У меня было ощущение, что их песня абсолютно конкурсная, но нужно еще сделать хороший номер. А кроме этого она хорошо подходит к данному времени, особенно в этом году, когда не хочется особого драматизма.

- Вас не смущает, что alyona alyona исполняет свою часть песни на украинском языке и ее меседж в Европе большинству будет не понятен?

- Люди все равно реагируют в целом. Кто интересуется, тот смотрит переводы текста. Но, все-таки, это опасная штука, когда многим не понятны слова. С другой стороны, у нас еще работает комплекс, что нужно понимать о чем поют. Это наше восприятие. Когда мы выступали на Евровидении, все слова, которые я говорил на украинском им было прикольно слышать, как они звучат. Когда мы смотрим песни, скажем Сербии, мы не понимаем о чем они, но интуитивно какой-то меседж ощущаем. Я думаю, что припев в "Teresa & Maria" ключевой и хитовый. Есть ощущение, что это сразу может подпевать зал. А кроме этого хороша начальная, украинская часть песни. Сразу понятно из какой страны участник.

Минус Ziferblat был в том, что когда они выступают их нельзя идентифицировать, из какой они страны. Не понятно, британцы они или еще кто-то. Но это очень качественная европейская музыка.

Я же как участник жюри не оцениваю свои музыкальные предпочтения, а смотрю, как это выглядит в целом. Alyona alyona & Jerry Heil выглядят необычно и запоминаются. В этом есть, в хорошем смысле, мэмность. И они отличаются от предыдущих исполнителей от Украины. При этом, все равно идентифицируется, что это Украина. Плюс — необычность alyona alyona. Мне кажется, в этом что-то есть.

- Вы за последние 10 лет судили почти все Нацотборы. Можно ли сказать, что этот отбор по подбору песен был самым сильным?

- Да, он был очень сильным. Мне понравились все ребята. Впервые, когда я смотрел интервью всех участников, я не переключал. Интересно было услышать новое поколение, как они говорят и слышать, какая у них хорошая украинская речь. Они все оказались какими-то очень легкими и не закомплексованными. Я вспоминаю себя в 20 лет, когда у меня был комплекс на комплексе. Все время что-то было неудобно. В общем, были неуверенными. А это поколение, наоборот. Никто из них не выступал на 2 или 3. Все на 5 и все хорошие. Я не видел плохих. И при этом они все очень разные. Сложно сравнивать alyona alyona & Jerry Heil с MELOVIN. У них абсолютно разные песни и подход.

- Пару лет назад вы сказали, что уже не хотите судить Нацотбор, поскольку сильно уже оторвались от этого поколения и их музыка вам не совсем понятна. Что в этот раз стало причиной вашего согласия?

- Я не хотел, но уже не мог отказаться, когда увидел, какой большой у меня отрыв от других претендентов, где за членов жюри голосовали зрители. Сейчас я нахожусь в такой ситуации, что мне некомфортно обсуждать участников. Лучше бы они просто подходили и спрашивали моего мнения. Они делают первые шаги и мне их хочется подбодрить. Это их первые сценические выступления и первые ошибки. Я вижу и понимаю, какое количество негатива и хейта им приходится переживать — это очень сложно. Вот группу Nazva все хейтят и критикуют. А я им сказал: "Вообще никого не слушайте". Они иронично подошли к этому конкурсу и у них очень остроумные шутки, быстрая реакция и они легкие.

Еще ко мне обратился Yaktak. У него очень большая фан-база и он очень приятный человек. Я дал ему свой телефон, с удовольствием помогу ему советом. Этот певец еще "зеленый" для такого конкурса, но ему только 18 лет и учится на первом конкурсе цирковой академии. Еще открытием для меня стал Василий Байдак. Мне понравилась в нем его доброта и отсутствие агрессии. Люди по этому скучают — у него приятный юмор и хорошая речь.

Вокруг все такие критики и эксперты, которые знают, какие надо песни и голоса. И все это подается через негатив. А артиста надо хвалить, потому что он расцветает в любви. Например, Yaktak немного расстроился. Я его обнял и сказал: "На следующий год придешь". Ярослав (настоящее имя Yaktak. — прим. ред.) для этой танцевальной композиции был зажат. А для этого всего нужен опыт.

- Меня да и многих зрителей вы удивили ушками Микки Мауса. Как они появились в вашем образе?

- Хоть чем-то я удивил. Ко мне какое-то странное отношение. То ли участники меня боятся, то ли еще как-то воспринимают. Мне хотелось этими ушками убрать какую-то серьезность. Чтобы все это прошло легче. И это отразилось на моих унылых комментариях. Некоторые вещи мне даже не хотелось говорить. Для меня эта форма жюрейства устарела — больше хочется поддержать, чем разбирать, критиковать и скандалить. Я же вообще не скандальный человек. Если я это делаю, значит меня поставили в такие обстоятельства. Многие до сих пор помнят, как я сказал: "Иди в п…". А кого я послал уже и не помнят.

- По поводу черной маски, почему вы продолжаете ее носить?

- Я сказал еще в начале войны, когда у меня было по десять эфиров в день, что сниму ее после нашей победы. Тогда я не понимал, что война так затянется. Казалось, что все будет гораздо быстрее, но вышло как вышло. Я готов снять ее прямо сейчас, но раз пообещал, значит пообещал. Уже начали говорить о том, что я за ней как бы прячусь. Но Сердючка то выступает без маски.

- Ваша маска для меня как борода у Фиделя Кастро, который пообещал ее не сбривать до своей победы, а потом так с ней и остался.

- Она ко мне как-то уже приросла, но при этом не парит вообще. Мне в ней комфортно. Наверное, меня из-за нее стали больше узнавать. Теперь еще этот лейкопластырь. Увидел свое фото во всем этом — я стал похож на какого-то пирата.

- Объясните свою любовь к спортивной одежде? Мне кажется, что зритель не прочь вас увидеть в каком-то костюме от брэндового кутюрье.

- Я же сижу в жюри или даю интервью не как персонаж. На сцене выступает Сердючка, а я закулисный персонаж. Вот Сердючка может быть в разных ярких костюмах, в Versace или Dolce & Gabbana. Наверное, мне нужен этот контраст и в темном мне комфортно. Я очень люблю Adidas. Правда на эфире мне заклеивали логотип, чем привлекли к этому еще большее внимание.

- Так только поэтому у вас на съемках Нацотбора на груди было черное сердечко и в этом не было никакого символизма?

- Конечно. Мне просто заклеили название, но я уже не хотел скандалить. Я думаю, что в наше время это довольно странная история. Как будто не видно в чем я сижу и трех полосок на рукавах тоже не видно.

- В своем номере на Нацотборе вы вновь вернули на свои костюмы номер 69, как это было на Евровидении 2007. Но на этот раз ваши танцоры были в костюмах американских футболистов. Почему выбрали этот номер, в чем символизм?

- Когда мы ехали на Евровидение 2007 у нас с Инной Белоконь получился как бы кружок самодеятельности. Мы пошили футболки с номерами, чтобы за кулисами мы выглядели как творческая футбольная команда. А 69, это известная поза. Смысл был такой — давайте Европа и Украина сделают друг другу приятно. А сейчас у нас на футболках были девятки. Инна посмотрела значение этого числа. Оказалось, оно означает: искренние, добрые, позитивные, победители, которые хотят мира.

Что касается танцоров, то это было сделано для зарубежных зрителей, поскольку наш Нацотбор впервые транслировался в других странах и, в том числе, в Швеции. Поэтому это была как видеооткрытка для Лорин и страны-победительницы. Сердючка ж там сказала: "Лорин, протирай микрофон от пыли!" В том смысле, что мы его заберем. И это была отсылка к суперболу. Для Сердючки это был милый пафос.

- Если у ваших танцоров-футболистов был номер 69, значит теперь вы США и Украине предложили сделать друг другу приятно? Как раз в ожидании выделения Америкой нам крупной денежной поддержки.

- Это можно прочитать и так. Идея заключается в том, что есть некое троеточие. Когда вы можете допридумывать, как вам кажется.