Два года плена и пыток: украинского полковника в России осудили за шпионаж

Читати українською
Автор
3567
Сергея Бутнаря вместе с земляками судили в Ростове-на-Дону, где такие процессы стали привычной практикой. Фотоколлаж "Телеграфа".
Сергея Бутнаря вместе с земляками судили в Ростове-на-Дону, где такие процессы стали привычной практикой. Фотоколлаж "Телеграфа".

Из десяти приговоров по обвинению украинцев в шпионаже, вынесенных в суде российского Ростова-на-Дону за последние месяцы, есть и дело мелитопольца Сергея Бутнаря и двух его земляков. Этот человек в последние годы боролся с коррупцией в системе Госслужбы по чрезвычайным ситуациям, а теперь стал пленником Кремля.

Родные мужчины надеются на обмен и рассказывают "Телеграфу" о пытках, которым подвергается украинец в длительном плену.

Из квартиры выводили с мешком на голове

55-летний Сергей Бутнарь — один из десятков тысяч жителей Мелитополя, оккупированного в первые дни полномасштабного вторжения, кто не покинул город, надеясь на его скорейшее освобождение и пытаясь этому поспособствовать. И менее чем через два месяца его похитили из собственной квартиры, с чего и начался его личный ад.

— Отец по образованию военный — окончил Новочеркасское высшее военное командное училище связи, служил в армии, затем в МВД. Впоследствии он перешел работать в Госслужбу по чрезвычайным ситуациям. Последние годы перед полномасштабной войной возглавлял сектор по предотвращению и выявлению коррупции в Главном управлении ГСЧС в Запорожской области, — рассказала дочь Сергея Дарья. — В Мелитополе, как известно, все произошло очень быстро — его оккупировали уже 25 февраля. Отец уезжать из города не согласился, хотя я его и уговаривала.

Сергей решил остаться в оккупированном Мелитополе и был похищен россиянами из собственной квартиры.

Я покинула Мелитополь 13 апреля 2022 года и была с ним на связи. Мы разговаривали дважды в день – утром и вечером. Но 16-го он не ответил, как обычно. Потом выяснилось, что в тот день в его квартиру пришли русские военные — их было семеро, все в форме, балаклавах и с автоматами. Провели обыск и забрали отца, он только попросил отдать соседям таксу Лолу, живущую у него. Ему разрешили, но после этого надели на голову мешок, посадили в машину и больше его никто не видел, — говорит дочь.

По словам Дарьи, с того дня и в течение следующего месяца никакой информации об отце у нее не было. Первым известием стало видео, обнародованное российскими пропагандистами. В нем история о том, что ее отец и еще четверо мелитопольцев (руководитель службы безопасности Мелитопольского элеватора Игорь Артеменко, бывший пограничник Виталий Гвозденко, адвокат Олег Зубов с сыном Глебом и начальник Мелитопольской ГПРЧ № 10 Борис Клещев ) якобы причастны к подрывной деятельности против оккупационного режима. Все либо работали в разных силовых структурах на момент задержания, либо имели подобный опыт в прошлом.

— В этом сюжете россияне показали военную форму, ордена и литературу и сделали акцент, что они нацистские. По их версии это якобы доказывает, что отец поддерживает такие идеи, — продолжает рассказ Дарья. — Но это не так! История — это хобби моего отца, он всю жизнь собирал военную форму разных периодов, начиная с Первой мировой войны, и разных стран. У него была форма и австрийская, и советская, в частности, НКВД, и в том числе и немецкая. Последнюю, как и книги о Третьем рейхе, награды и т.п. отцу присылал его друг из Германии. Но еще раз подчеркну, что это только папино увлечение событиями прошлого и ничего больше. Но оккупанты все это использовали, чтобы поддержать легенду о нацистах, с которыми они ведут борьбу в Украине.

Коллекцию мелитопольца пропагандисты использовали в качестве доказательства его поддержания идей нацизма.

После выхода ролика с обвинениями в адрес Сергея Бутнаря и еще четырех мелитопольцев об их судьбе родным так и не стало ничего известно. Ни где их содержат, ни в каких условиях. Вплоть до момента пока дело не дошло до суда.

- Только в августе 2023 года — на момент, когда отец был уже 16 месяцев в плену — мне позвонил по телефону российский адвокат и сообщил, что его обвиняют в шпионаже и что будет суд, — говорит дочь Сергея. — В тот момент он уже находился в СИЗО Ростова-на-Дону. Его там впоследствии смог посетить один из друзей, от которого я узнала о состоянии отца. На данный момент он весит 70 килограммов, а до задержания его вес был вдвое больше. В камере, где его содержат, втрое больше заключенных, чем кроватей, спать они могут 3-4 часа в сутки. Понятно, что их нормально не кормят. Плюс ко всему отца систематически избивали и пытали. Также известно, что задержанных украинцев, пока они еще находились на оккупированных территориях, с риском для жизни заставляли рыть окопы.

Осудили за то, что хотел, чтобы Мелитополь был украинским

О судебном разбирательстве по сфальсифицированному против украинцев делу их родные также знают в общих чертах. Российская сторона на этот раз не прибегла к тиражированию подробностей процесса, он проходил в закрытом режиме. Так что неизвестно, что именно легло в основу обвинения, смогли правоохранители собрать хоть какие-то доказательства или все базировалось на признаниях, добытых под пытками. Интересно, что по данным общества "Мемориал", служителям Фемиды понадобилось всего четыре заседания, чтобы разобраться во всех обстоятельствах совершения "преступления" со стороны мелитопольцев.

— Суд проходил максимально агрессивно по отношению к тем, кто был на скамье подсудимых — это мой отец, Игорь Артеменко и старший Зубов. — Еще трое мужчин, фигурировавших в видео — Клещев, младший Зубов и Гвозденко, получили статус свидетелей. При этом они все время находились в следственном изоляторе, как и обвиняемые по делу. И во время судебного разбирательства на них были наручники.

Игоря Артеменко и Олега Зубова (слева направо) осудили за шпионаж вместе с Сергеем Бутнарём.

Конечно, надеяться на оправдание мелитопольцев было бесполезно. В конце февраля они услышали приговор. Бутнаря, Зубова и Артеменко Ростовский областной суд признал виновными в шпионаже — ст. 276 Уголовного кодекса РФ. Наказанием стали 13, 12 и 11 лет колонии строгого режима.

— Фактически, моего отца вместе с другими осудили за то, что он хотел, чтобы Мелитополь был не Россией, а Украиной, — говорит Дарья. – И он делал то, что мог для этого. Его похитили, издевались над ним и продолжают уже почти два года держать в неволе. Добавлю еще, что оккупанты покушались и на его квартиру, которую спасло только то, что там живут другие люди, а машину вообще угнали. Я хочу, чтобы о его истории узнали люди и эта огласка помогла вернуть моего отца домой. Он этого заслуживает!

Сергей Бутнарь на видео пропагандистов выглядит истощенным, как и его земляки.

Российские СМИ, обнародовавшие новость об очередном судилище над украинцами, отметили, что дела о шпионаже именно в Ростовском областном суде "стали регулярными с июня 2023 года". И с того момента уже было вынесено 10 приговоров, в частности, Ольге Максимец из Мариуполя, Александру Нечаеву из Макеевки, Александру Процюку из Херсонской области, Сергею Кривицкому. Последнего задержали якобы при попытке приобрести запчасти для ЗРК С-300 и дали за это 11,5 лет.

Кстати, по соответствующей статье УК РФ не привлекают к ответственности россиян, а только иностранных граждан. И таких дел вряд ли станет меньше.

Во-первых, в плену у россиян уже находятся тысячи гражданских украинцев (по данным Красного Креста речь идет о 4337 человек, из которых 763 гражданских, а по данным уполномоченного по правам человека Дмитрия Лубинца пропавшими считаются 25 тысяч человек. — Ред.). Их задерживают на всех временно оккупированных территориях, как в собственных домах, так и на улицах, а также в плен люди попадают во время прохождения "фильтрации". При необходимости таких заключенных российская система делает фигурантами уголовных дел, перед тем подвергая пыткам и избиениям.

Во-вторых, задержания проходят на постоянной основе и сейчас, на третьем году полномасштабной войны. Об этом регулярно отчитываются пропагандистские медиа. При этом под подозрение попадают и жители т.н. "ЛНР" и "ДНР", и находящиеся в оккупации херсонцы, запорожцы и крымчане. Основной "грех" — передача ВСУ данных о дислокации и перемещении российских войск. А за это предусмотрено максимальное наказание до 20 лет лишения свободы.

Что касается возвращения гражданских, находящихся в руках россияне, пока это остается значительной проблемой для Украины, ведь по Женевской конвенции происходят только обмены военнослужащими. Несмотря на это, чиновники и представители разных институтов продолжают искать пути для решения этого вопроса.

Материал опубликован на украинском языке — читать на языке оригинала