Местные выборы в Турции: начало эпохи после Эрдогана

Читати українською
Автор
2771
Оппозиция выиграла 35 должностей мэров, власть – 24 Новость обновлена 01 апреля 2024, 16:57
Оппозиция выиграла 35 должностей мэров, власть – 24. Фото Коллаж "Телеграф"

Илия Куса, специально для издания "Телеграф"

Местные выборы в Турции 31 марта завершились исторической победой турецкой оппозиции и поражением руководящих политических сил во главе с президентом Эрдоганом. Впервые более чем за 20 лет правящая в Турции "Партия справедливости и развития" (AKP) проиграла выборы, заняв второе место после главной оппозиционной Народно-республиканской партии (CHP). Для последней это первая победа с 1977 года. Явка на выборах составила 78%, в голосовании приняло участие 61 млн человек.

Главная причина поражения Эрдогана и его партии – уныние нескольких ключевых групп населения. Тенденции были заметны еще во время прошлогодних президентских выборов, но Эрдогану удалось убедить избирателей в том, что он улучшит ситуацию в стране, проведет новые экономические реформы, стабилизирует внешнюю политику и улучшит ситуацию с инфляцией. Кроме того, несмотря на то, что турецкая оппозиция была объединена вокруг одного кандидата – Кемаля Киличдароглу, он выглядел слабее на фоне более опытного действующего президента.

Следует отметить, что действия Эрдогана после президентских выборов действительно выглядели как попытка осуществить всеобщее улучшение. Кадровое обновление партии и правительства положительно воспринималось популяцией. Назначение на ключевые должности "технократов-прагматиков" вместо "идеологических друзей" Эрдогана также улучшило имидж правящей партии и президента. Но за 9 месяцев турецкие власти не смогли продемонстрировать каких-то фундаментальных прорывов в экономике, фискальной политике или на внешней арене. Однако не было и откровенных провалов. Следовательно, результат местных выборов можно трактовать больше как эмоциональный, а не логичный. Поэтому нельзя говорить о том, что правящая партия проиграла в связи с экономическими неурядицами или несостоятельностью правительства преодолеть инфляцию. Если бы это была веская причина для большинства избирателей, Эрдоган проиграл бы еще в прошлом году. В этом случае сыграли, на мой взгляд, эмоциональные и ценностные факторы.

Общее утомление от старой власти снова сыграло против партии Эрдогана. Запрос на обновление политической системы актуален для Турции как минимум последние 10 лет. Поэтому неудивительно, что на местных выборах, несмотря на разобщенность оппозиции, люди решили дать им шанс и проголосовать за других политиков для обновления лиц. В одних политиках люди видели качественно других лидеров, в других политиках не видели ничего нового, но голосовали "только бы не за старых", в третьих политиках видели те же месседжи и идеологию, но альтернативную.

К тому же, местные выборы воспринимаются не так драматично и ответственно, как президентские. Если в прошлом году избиратели решили не "рисковать", и доверили президентство Эрдогана, а не Киличдароглу, то в этот раз им было проще, ведь ответственность за муниципальные выборы не так велика, да и часть людей воспринимает это голосование как "наши локальные дела". Не исключаю, что часть избирателей видели в местных выборах возможность сбалансировать систему. Мол, если президентом остается Эрдоган, пусть хотя бы на региональном уровне будут его оппоненты.

Наконец, эта предвыборная кампания не была персонализирована, как президентская. Люди не выбирали между двумя кандидатами. В каждом же регионе партии соревновались между собой, и подстраивались под местный электорат. Оппозиция оказалась более креативной и политтехнологически сильнее. К тому же из-за персонализации политической системы Эрдогана и ослабления его партии в результате централизации власти в руках президента, у них не всегда были харизматические и сильные личности под рукой, которые могли бы с легкостью побеждать на мэрской гонке. Например, в Стамбуле партия Эрдогана выдвигала относительно нового и ранее не раскрученного человека, депутата и бывшего министра по окружающей среде Мурата Курума. Его результат в 39,6% (2 место) можно считать даже очень неплохим, учитывая, что он соперничал с супер популярным действующим мэром Стамбула Экремом Имамоглу, которого в прошлом году считали единственным сильным кандидатом против Эрдогана.

Турецкая оппозиционная CHP победила в 35 городах, в том числе в консервативных провинциях Адыяман, Кютахья, Кастамону и Килис, считавшихся оплотами правящих сил. За ними остались ключевые турецкие города Стамбул (Экрем Имамогла), Анкара (Мансур Яваш), Анталья (Мухиттин Бючек) и Измир (Джемаль Тугай), а также под их контроль перешли и новые города, промышленные центры Бурса и Текирдаг.

Партия Эрдогана потеряла 24 ключевых города, и ослабла даже в некоторых традиционных для себя регионах Черноморского побережья, восточной Анатолии и Средиземноморья. Это болезненное поражение после более чем 20 лет успешного доминирования в стране. Их союзники из право-консервативной Партии националистического движения (MHP) показали лучший результат, удержав свои позиции и даже одержав неожиданную победу в провинции Кыркларели. За ними последуют 8 городов. Также неплохой результат показала про-курдская Партия демократии и равенства (DEM), удержав свои позиции в 10 городах.

Для турецкой оппозиции эти выборы могут стать трамплином для реванша в 2028 году. Скорее всего, мэр Стамбула Экрем Имамоглу станет главным кандидатом CHP на пост президента. Новый лидер партии Озгюр Озель, избранный после поражения на выборах президента в прошлом году, зарекомендовал себя как хорошего руководителя и менеджера. В отличие от Кемаля Киличдароглу он скорее нашел общий язык с мэрами Стамбула и Анкары, что положительно повлияло на успех партии в целом. Теперь им главное грамотно подготовиться к 2028 году и провести следующие 4 года без существенных провалов и кризисов, особенно на уровне управления городами.

Единственная оппозиционная партия, потерпевшая поражение на выборах – это Хорошая партия (IYI). В прошлом году она была участницей оппозиционной коалиции, но после поражения на выборах президента разошлась с CHP и на этот раз пошла на выборы самостоятельно. Как результат, им не удалось удержать свои позиции, и они опустились более чем на 3% голосов по всей стране, заняв последнее место. Это может нанести ощутимый удар по лидеру партии Мераль Акшенер, а также запустить смену партийного руководства и его отставку, как это произошло в прошлом году с Кемалем Киличдароглу в CHP.

Неожиданностью местных выборов стала исламистская Новая партия благосостояния (YRP). Ее возглавляет Фатих Эрбакан, молодой и харизматичный консервативный политик, сын экс-премьер-министра Турции Неджметтина Эрбакана, который считается "ментором" и "духовным учителем" Реджепа Эрдогана. Эрбакан-старший был отстранен от власти в 1999 году в результате военного переворота. Именно это событие было травмой для молодого Эрдогана, тоже попавшего под волну анти-исламистских репрессий, что впоследствии повлияло на его решимость сломить субъектность армии и подчинить ее государству, встав на путь конфронтации с генералами. Долгое время исламисты были в подполье и не слетали на выборах. Их электорат в большинстве своем отошел AKP Эрдогана, который сделал умеренный исламизм частью государственной идеологии. Но сейчас, на фоне ослабления турецкого лидера и его партии, Эрбакан получил возможность откусить у него часть избирателей, и к 2028 году даже усилить свои позиции, отвлекая разочаровавшихся в AKP людей. Собственно, тот факт, что AKP не смогла договориться с Эрбаканом об объединении на этих выборах, также внесла свой вклад в поражение Эрдогана. На этих выборах они заняли третье место и неожиданно победили в провинциях Шанлыурфа и Йозгат, а также взяли под контроль 39 районов и 19 поселков, в первую очередь в сердцевинных регионах турецкой Анатолии, став второй по влиятельности партией после AKP в консервативных провинциях. Элязыг и Ризе.

Для правящей AKP местные выборы стали ударом, который должен побуждать их к внутренним перевоплощениям и реформам, иначе они рискуют потерять инициативу и проиграть выборы в 2028 году. Выступая перед сторонниками, Эрдоган признал ошибки и выразил надежду, что партия изучит уроки и сделает выводы, отметив, что партия "утратила популярность". На самом деле, эта тенденция прослеживалась еще на выборах президента, когда Эрдоган во втором туре и с небольшим отрывом победил своего оппонента. Собственно, действующий президент это понимает и поэтому еще до местных выборов анонсировал, что это его последний президентский срок и последняя предвыборная кампания. Результат местных выборов должен ускорить транзит власти, запущенный Эрдоганом, а значит, внутрипартийную борьбу за то, кто будет его преемником. Вероятно, это может быть кто-то из его окружения и правительственной команды, нетоксичная и сильная личность с багажом опыта, успешных кейсов и имиджем результативного лидера. Одним из таких людей может стать, например, действующий глава МИД и бывший глава разведки Хаккан Фидан.

Местные выборы в Турции пока не изменят внешнюю и внутреннюю политику страны. Правящая партия все еще контролирует национальные органы власти, а Эрдоган остается президентом и принимает все ключевые решения. Поэтому вряд ли стоит ожидать каких-либо существенных изменений. Выборы запускают ряд внутренних политических процессов, которые будут влиять на подготовку к выборам 2028, которые в свою очередь откроют эпоху пост-ердогановской Турции.