О большой войне на Ближнем востоке, непредсказуемости Трампа и деньгах для Украины - израильский военный эксперт Давид Гендельман

Читати українською
Автор
2672
О большой войне на Ближнем востоке, непредсказуемости Трампа и деньгах для Украины - израильский военный эксперт Давид Гендельман Новость обновлена 19 апреля 2024, 23:31

В Иране ночью прозвучали взрывы. Но руководство страны не спешит обвинять в их организации Израиль. Вчера вечером "Телеграф" как раз поговорил с израильским военным экспертом о том, пойдут ли Иран и Израиль на эскалацию конфликта. Публикуем этот разговор

О том, насколько Израиль и Иран готовы включаться в полномасштабную войну, о сдерживании со стороны США и военной помощи Украине и Израилю, а также о не лучшем качестве иранских ракет "Телеграф" поговорил с известным израильским военным экспертом Давидом Гендельманом.

"Иран не побоялся и ударил…"

– Говорят, что Израиль принял решение отвечать на удар Ирана. И что есть несколько вариантов такого ответа.

– Прежде всего надо понимать, что помимо прямого кинетического ответа по Ирану есть другие пути – ликвидации, кибератаки, удары по "прокси "и прочее. Но все это в нынешнем раскладе считалось бы проявлением слабости и трусости: Иран не побоялся и ударил, а Израиль — побоялся.

Поэтому рассматриваются, в том числе, и удары по территории Ирана. Вопрос — какое решение, в конце концов, примет политическое руководство после консультации с теми же Соединёнными Штатами?

Существует широкий спектр максимальных ударов, которые с очень большой вероятностью приведут к большой войне. И варианты минимальных, точечных ударов — например, по определённым военным базам. Тут надо пройти по узкому мосту: с одной стороны, чтобы это было всё-таки воспринято, прочитано как ответ на атаку Ирана. С другой стороны, израильское правительство сейчас бы не хотело доводить до масштабной войны, чтобы налеты и контрответы продолжались слишком долго.

Хотя на израильский ответ, скорее всего, какой-то иранский контрответ будет, но хотелось бы, чтобы до войны не дошло. Эту дилемму на данный момент и решают.

– В прессе поднимается тема — а что, если Израиль ударит по ядерным объектам Ирана? Это приведет к очень масштабной эскалации и даже пв очередной раз всплыла тема ядерной войны, ведь мы точно не знаем об "отношениях" Ирана с ядерным оружием. Израиль наверняка ощущает давление США и в целом так называемого мирового сообщества в связи с этими опасениями.

– Опасность не в том, что будет ядерная война – у Ирана нет ядерного оружия. Опасность в том, что более-менее масштабный удар по ядерному проекту вынудит Иран начать войну. Именно поэтому сейчас рассматриваются более скромные варианты – не по ядерным, а по военным объектам.

Давление на Израиль происходит без всякой связи с возможной атакой по ядерным объектам. Ядерные объекты – это максимальная цель. И сейчас израильское правительство не настроено идти на этот максимум. Европейские страны и США в идеале вообще бы не хотели, чтобы Израиль отвечал, потому что таким образом можно избежать эскалации.

Иран уже официально заявил, что он, в принципе, со своей стороны эту историю закончил. Если Израиль не ответит, то Иран просто запишет себе в "турнирную таблицу", стратегические и политические очки, которые он заработал, и все.

А вот если Израиль ответит, тогда уже это вынуждает Иран снова предпринимать какие-то шаги.

"Хамас" сейчас и "Хамас" полгода назад — далеко не одно и то же"

– Насколько Израиль готов к обострению ситуации и чем ему грозит полномасштабная война именно с Ираном? Не со "щупальцами" в виде "Хезболлы", палестинских боевиков и так далее, а с головой — самым серьезный объект.

– Сценарий многотеатровой войны уже несколько лет отрабатывается в израильском Генштабе. Он включает в себя войну с Ираном и одновременно со всеми его "прокси" и проиранскими силами на Ближнем Востоке. Это одна из проблем.

Мы неоднократно слышали, что надо бороться не со щупальцами, а с головой. Проблема в том, что война с головой автоматически включает и все щупальца. Например, та же Хезболла последние полгода задействована довольно ограниченно. В случае полномасштабной войны с Ираном, они с большой вероятностью включатся на полную катушку, то есть, откроют второй фронт. Иран выращивал "Хезболлу" именно для таких случаев.

Действия проиранских группировок с территории Сирии, которые до сих пор были довольно ограничены, тоже, видимо, усилятся. В принципе, у нас расчеты на это все есть. Но понятно, что это будет сложно.

"Хамас" в Газе в таком случае станет уже третьестепенным театром военных действий. В конце концов, подавляющая часть его военных возможностей уже уничтожена. Хотя он до конца и не добит, но "Хамас" сейчас и "Хамас" полгода назад далеко не одно и то же.

Проблема долговременной войны с Ираном в том, что она выглядит, согласно вероятным сценариям, как периодический обмен воздушными ударами различными средствами. Плюс, как я уже сказал, полномасштабное задействование "Хезболлы" на севере.

На первом этапе это будет конфликт высокой интенсивности. Даже в ракетном плане. Хезболла представляет большую проблему, чем сам Иран. У них около 150 тысяч ракет. Понятно, что они не такой высокой дальности, как баллистические ракеты из Ирана, но им такая дальность и не нужна. Они находятся непосредственно на границе.

Согласно предполагаемому сценарию, это будут тысячи ракет в день, постоянный отстрел центра Израиля и прочее. То есть даже сама Хезболла — уже большая проблема. А вместе с Ираном… будет "весело".

Сейчас это – основная причина, почему Израильское правительство не хотело бы такой войны сейчас. В идеале нам бы закончить с Хамасом, потом, возможно, посмотрим на Хезболлу и так далее. А сейчас сразу против всех – это не конец света, но нежелательно.

"Полностью из сектора Газа Израиль уходить не собирается"

– Относительно Сектора Газа. Что там происходит сейчас и насколько Израиль испытывает и поддается давлению США относительно сворачивания операции? И как вы видите развитие ситуации в этой зоне?

– Сейчас идет подготовка к операции в Рафахе. Разумеется, развитие ситуации в секторе Газа также зависит от развития событий в иранском направлении.

Возможно, нам уже станет не до Рафиаха в зависимости от того, что будет с Ираном.

Также возможно, удастся сдвинуть Соединённые Штаты их возражений против того, чтобы Израиль всё-таки пошёл в Рафиах. Их беспокоит тема эвакуации мирного населения оттуда.

Сейчас уже начинаются подготовительные мероприятия. По-хорошему, если закончить разгром организованных формирований не только в северной части, а везде, тогда можно переходить к зачисткам. Они уже несколько месяцев идут на севере, но их можно будет проводить и в центре, и на юге. Полностью из сектора Газа Израиль уходить не собирается. Войска большей частью выведены, но они постоянно заходят и проводят рейдовые зачистки. Каждый день в какой-то из районов, откуда армия уже вышла, определенное подразделение возвращается и проводит зачистку.

Сейчас закончилась очередная операция возле Нуссейрата. Даже если активная фаза операции завершится, это еще не значит, что израильские войска полностью оттуда выйдут. Даже по благоприятным сценариям, зачистки и стабилизационные мероприятия продлятся там очень долго, как минимум весь этот год.

"Американцы очень беспокоятся о беженцах"

– Правильно ли я поняла, чтобы правильно это артикулировать, что Израилем готовится эвакуация беженцев, то есть мирного населения?

– Из-за того, что на юг сектора сбежало большое количество мирных жителей с севера Газы, то к примерно 200 тысячам добавился примерно еще миллион беженцев. Желательно переместить куда-то либо в центр сектора, либо там же на юге, но подальше от Рафаха. И сейчас для американцев это был основной камень преткновения. Они очень беспокоятся а беженцах.

Сейчас ведутся подготовительные мероприятия, закупаются дополнительные палатки, чтобы переместить их внутри Сектора Газа. Но, как я уже сказал, очень многое зависит от развития на иранском направлении. Если там произойдет что-то резкое, то может стать уже не до Рафиаха.

– Мы читали в американской прессе, что половина иранских ракет не долетела. В российских и израильских СМИ разгоняется история, что атака была не настоящая, поэтому ничего не долетело. Хотелось бы четко разложить по полочкам итоги этой атаки, что хотели, чего не сделали. И действительно ли половина ракет просто даже не смогла нормально взлететь, потому что плохого качества?

– По имеющейся на данный момент информации было в сумме больше 300 средств воздушного нападения, больше 100 баллистических ракет, дроны и так далее.

Относительно того, какой процент ракет не долетел. Вначале говорили про 50%, но не факт, что цифра настолько высока. Возможно, она меньше. Но даже из того, что мы видели из фото- и видеосвидетельств, часть ракет упала прямо в Иране, часть – в Ираке, в любом случае, не долетая до Израиля.

В основном — из-за того, что это были устаревшие ракеты или их модификации. Но из этого нельзя делать вывод, что весь ракетный арсенал Ирана устаревший. Более современные ракеты, все-таки, прошли все слои противоракетной защиты, были поражения авиационных баз "Неватим" и "Рамон". Разумеется, ущерб там был минимальный, но есть сам факт – они прошли. Из беспилотников и крылатых ракет не долетело ничего — все сбили на подлете израильские самолеты и самолеты союзников.

Поэтому можно примерно прикинуть, как может быть в следующий раз – успех может быть бОльшим. Они тоже уже, разумеется, сделали выводы.

Разумеется, эта атака не была никакой показухой. Они вполне хотели добиться определенных результатов.

Следующая комбинированная атака после израильского ответа вполне возможна. Также теоретически возможно, что у иранцев будут более серьезные успехи, особенно если они захотят использовать более современные ракеты.

"Трамп непредсказуем"

Трамп в случае победы на выборах обещает стать миротворцем в нашей войне и в конфликте Израиля и Ирана. В вашей ситуации каких его действий вы могли бы ожидать?

– Трамп непредсказуем. В прошлую свою каденцию он был вполне произраильски настроен. Поэтому с него станется сделать что-то вплоть даже до удара по Ирану, но предсказывать заранее, как он себя поведет, совершенно невозможно. В этой его непредсказуемости – большая опасность. Трамп, в принципе, может развернуться как в одну, так и в другую сторону.

В период своей первой каденции он на политическом уровне сделал то, чего Израиль не мог добиться от Соединенных Штатов полвека – признал суверенитет Израиля над Голанскими высотами, перенес американское посольство в Иерусалим.

Но вдруг он решит, что надо срочно мирить Иран и Израиль? Либо, наоборот, его развернет в другую сторону – решит, что надо приструнить как раз Иран? Он же в конце концов, вышел из ядерной сделки (в 2018 году Дональд Трамп объявил о выходе США из соглашения по ядерной программе Ирана, — Ред.) и прижал Иран дополнительными экономическими санкциями.

Украина — вопрос отдельный. А на израильском направлении можно питать надежду, что он начнет прижимать как раз Иран, а не Израиль. Но гарантировать это, разумеется, никто не будет.

– У Израиля и Украины есть еще одно связующее звено — мы очень ждем голосования по выделению США нашим странам военной помощи. Для Украины это критично. А как чувствует себя Израиль?

– Для Украины это более критично, чем для Израиля, потому что боеприпасы и вооружение Американская администрация поставляет Израилю даже без этого пакета. Это, кстати, еще раз подчеркивает, что если бы Байден на самом деле хотел усиленно помогать Украине, он бы нашел методы сделать это в обход Конгресса.

Несмотря на то, что ровно столько же времени не принимается пакет по Израилю, боеприпасы идут. Разумеется, если этот пакет пройдет, для Израиля это хорошо, хотя на данный момент это не настолько критично, как для Украины.