Акцентируют на словах Блинкена, но не видят другое: почему у ООН, США и Франции разные взгляды на удары дронов по российским НПЗ

Читати українською
Автор
2436
НПЗ в Нижнекамске - один из крупнейших в России Новость обновлена 03 апреля 2024, 17:40
НПЗ в Нижнекамске - один из крупнейших в России. Фото росСМИ

Рост числа эффективных ударов в глубине РФ дает определенные результаты и явно раздражает Кремль, говорят эксперты

Удары беспилотников во вторник, 2 апреля, по территории Татарстана, вызвали серьезный резонанс. И потому что они были нанесены на расстоянии более 1200 км от границ Украины, и потому что пришлись по очередному нефтеперерабатывающему заводу (в Нижнекамске), а также по заводу, производящему "Шахеды" (в Елабуге).

Неожиданно в ООН эту атаку осудили. Также привлекло внимание расхождение позиций Франции и США из-за ударов якобы Украины по российским НПЗ. "Телеграф" обсудил с экспертами и сами удары, и реакцию на них.

Происходит экономическое и милитарное ослабление РФ

Ветеран Службы внешней разведки, генерал-лейтенант Василий Богдан напоминает, что еще в апреле 2022 года в интервью "Телеграфу" он отмечал, что, учитывая поведение Кремля, пришло время пощекотать ребра Путину на его территории.

"Позже представители Госдепа США заверили, что их страна не станет мешать Украине разрабатывать собственные средства для дальних ударов. А под конец 2023-го мы начали интенсивно использовать беспилотный арсенал для поражения объектов энергоструктуры, ВПК, места сосредоточения военных сил и средств на территории РФ. В этом году такая работа активизировалась. Что говорит о наличии у нас соответствующих инструментов. В итоге происходит экономическое и милитарное ослабление РФ", — поясняет эксперт.

Нет сомнений, продолжает он, что Украина, ставшая жертвой агрессии, имеет право поражать объекты (так или иначе связанные с милитарной составляющей) на вражеской территории.

"При этом явно происходит перелом стратегии в этой войне, в смысле переноса ее, хотя бы частично, на территорию РФ. Это, конечно, беспокоит Кремль и его сателлитов. Ведь, согласно официальным данным, поражено около 14% нефтеперерабатывающих мощностей страны-агрессора. Что серьезно отражается на возможностях РФ касательно экспорта, обеспечения ГСМ своих вооруженных сил", — отмечает Василий Богдан.

В итоге подключаются лоббисты — кто-то явно подчеркивая свою пророссийскую позицию, кто-то из-за недостаточной компетенции и информированности. Ведется интенсивная информационная война, поясняет ветеран Внешней разведки.

По его словам, для компрометации Украины россияне подключают множество ресурсов. Более чем странным, к примеру, выглядят заявления официального представителя ООН Стефана Дюжаррика о недопустимости ударов по российским гражданским объектам.

"А где заявления ООН о том, что более половины экономики Украины разрушена, что часть страны находится под постоянными обстрелами? Причем удары следуют именно по гражданским объектам, да еще и критической инфраструктуры! Россияне уничтожили огромное количество наших энергообъектов откровенно террористическими ракетными атаками.

Подобное подыгрывание представителей ООН стране-агрессору говорит о том, что последняя имеет еще немало рычагов влияния, чтобы в информационном пространстве пытаться перевернуть ситуацию с ног на голову. И, как и в случае с терактом в "Крокусе", обвинять во всём Украину, Запад, кого угодно, но не истинных виновников и тех, кто допустил происшедшее", — подчеркивает Василий Богдан.

Что касается информации о якобы разнице взглядов руководства внешнеполитических ведомств США и Франции на украинские удары по российским НПЗ (Энтони Блинкен якобы против, а Стефан Сежурне — за), тут есть извращение фактов, считает эксперт.

"Многие сделали акценты на заявлении Блинкена, что США не поддерживают и не поощряют удары Украины за пределами ее территории. Не первом, кстати, сделанном в подобном духе представителями Госдепа. Но не обратили внимания, что никто из партнеров нам проводить такие операции (тем более, своими средствами поражения) не запрещает. Да и не имеют они права нам такое запрещать! Блинкен просто высказал официальную позицию Белого дома. Не более", — поясняет Василий Богдан.

Он предполагает, что пытаться показать якобы конфликт Парижа и Вашингтона могут лишь медиа, определенным образом заинтересованные (в том числе финансово) Кремлем. Надеясь таким образом надавить на Украину, имеющую асимметричные средства поражения врага на его территории (а интеллектуальные, конструкторские, промышленные возможности нашей страны, несмотря на огромные потери из-за войны, позволяют нам разрабатывать и производить их), создающие тому серьезные проблемы.

В сложившейся ситуации украинская сторона уже не раз дала понять, что мы будем использовать против врага весь имеющийся в наличии арсенал.

"Активизация подобных операций в глубине РФ, причем довольно эффективная, дающая определенные результаты и явно раздражающая Кремль, заставляет его запускать очередные информационные кампании, — констатирует ветеран внешней разведки. — Нам следует реагировать спокойно, делать свое дело, идя по пути к победе.

А панические слухи, которые распускает внутренний и внешний враг, статьи типа той, что недавно появилась в Politico (в стиле — Украина на грани, фронт вот-вот посыплется), это лишь слухи и статьи. Причем, соответствующим образом промотивированные — понятно кем. Тогда как наши удары по территории РФ вполне реальны. И их, безусловно, следует продолжать", — заключает Василий Богдан.

В реакции Запада играют роль и экономические, и политические интересы

Эксперт программы "Международная и внутренняя политика" аналитического центра Украинский институт будущего Игар Тышкевич считает, что удары дронов могут создать проблемы для российской нефтепереработки.

"Дело, прежде всего, в повреждении критически важного производственного оборудования, которое ремонтируется довольно долго. Тех же ректификационных колонн, которые разделяют нефть, пиролизное масло, газоконденсаты на фракции, — уточняет эксперт. — На любом из НПЗ, которые повреждали наши дроны, таких колонн — две и более. Так что можем говорить об уменьшении производства, но не о полной остановке".

Естественно, что уменьшение производства разных видов топлива может привести к определенным управленческим решениям, отмечает Игар Тышкевич. Так, сейчас Россия ограничила продажу бензина. Но, если посмотреть долю торговли РФ, она и так в последние полтора года делала ставку на экспорт сырой нефти, отмечает эксперт.

"Дальнейший эффект будет зависеть от того, насколько планомерными, постоянными будут в течение месяца-двух подобные удары по российским НПЗ. Есть шанс нанести существенный вред нефтепереработке страны-агрессора. С точки зрения эффекта здесь и сейчас [дефицита топлива для российских войск], этого вряд ли стоит ожидать. А вот рост цен на бензин для гражданских — вполне возможен", — считает Игар Тышкевич.

Что касается реакции Запада, тут, по его словам, играют роль и экономические, и политические интересы.

"Для США резкое повышение цен на нефть невыгодно. Потому что Штаты импортируют нефть и нефтепродукты. Если же говорить о Франции, то учитывая ее активизацию в ракурсе российско-украинской войны, она считает приемлемыми такие удары по территории РФ. И единого мнения у наших партнеров в ближайшее время точно не будет", — констатирует Игар Тышкевич.