"Дайте мне пощупать влияние Портнова на суды, потому что я его никогда не чувствовал" — нардеп

Читати українською
Автор
2110
Глава комитета Верховной Рады по правовой политике Денис Маслов
Глава комитета Верховной Рады по правовой политике Денис Маслов

У судей сумасшедшая нагрузка и на рассмотрение дела отводится 10 минут

Несмотря на прямую норму Конституции, судебная система Украины серьезно недофинансируется из государственного бюджета. Обшарпанные судебные помещения и случаи взяточничества среди судей производят негативное впечатление и снижают доверие со стороны граждан. Но тысячи работников системы добросовестно выполняют свою работу, даже не имея конкурентных зарплат.

Депутат от фракции "Слуга народа" и глава комитета Верховной Рады по вопросам правовой политики Денис Маслов во второй части интервью "Телеграфу" рассказал, что мешает успешности судебной реформы, кто действительно курирует судебную ветвь власти и как влияют коррупционные скандалы на Фемиду.

*В первой части интервью говорилось о том, почему, несмотря на заявления мировых лидеров, что РФ должна ответить за преступление агрессии против Украины, на практике решение принимается долго; когда Путин может оказаться на скамье подсудимых и кто ему составит компанию.

О зарплате работников суда

На сегодняшний день доверие к судам в Украине составляет лишь 12%. Судебная реформа пока не демонстрирует желаемых обществом результатов. Ваше личное мнение, что не дает судебной системе действительно развиваться?

— Здесь очень много факторов. Можно начать с организационных моментов и закончить, я бы сказал, экзистенциальными.

Об организационных. О каком качестве судебного разбирательства можно говорить при такой безумной нагрузке — по 200—300 судебных дел в месяц. В пересчете на рабочее время на рассмотрение одного дела отводится по 10 минут или меньше. И это при колоссальной нехватке судей, при сумасшедшей нагрузке — конечно, качество может быть несколько под вопросом.

Низкая заработная плата аппаратов. Следует понимать, что судья не работает самостоятельно. У него есть секретарь, ассистент, работники канцелярии. И от их слаженной работы зависит восприятие людьми системы правосудия, доверия к ней. Потому что, когда человек заходит в суд, первое, с кем он сталкивается, это охрана. Затем канцелярия. Иногда участник дела даже судью не видит, потому что есть заочные решения без участия сторон, но все это формирует мнение. Здесь есть колоссальные проблемы, крайне неудовлетворительные ситуации. Откровенно низкий уровень заработной платы работников аппаратов судов по сравнению с нагрузкой и важностью их работы.

Какая должна быть зарплата?

— Если мы говорим, например, о секретаре судебного заседания или помощнике. Секретарь судебного заседания – это человек с высшим юридическим образованием. Помощник должен быть юристом, чтобы помогать в написании документов, искать соответствующую информацию, аналитику и т.д. Для них зарплаты должны быть приближены к рыночным условиям. И если в Киеве это одна заработная плата, то в Тернополе совсем другая, а в маленьком поселке тоже другая. Поэтому сказать о единой цифре нельзя.

Сейчас секретарь судебного заседания получает от 9 до 11,5 тысячи гривен, при этом являясь лицом, задействованным в процессе, неся ответственность.

Помещения судов кое-где находятся в неудовлетворительном состоянии. Иногда не хватает судебных помещений – это тоже создает впечатление и влияет на доверие со стороны общества. Мы были однажды в одном суде в Закарпатье. Там после пожара полностью реконструировали здание. Пообщались с председателем суда, она рассказала, что после ремонта стороны стали больше мириться и договариваться, стало меньше конфликтных дел. Это все способствует.

Государство три-четыре года недофинансирует судебную ветвь власти, даже несмотря на то, что в Конституции есть прямая норма, что она должна быть полностью профинансирована. Это тоже не может не влиять.

Конечно, есть недобросовестное поведение самих судей. Есть случаи взяточничества, и вы видите, что периодически судей привлекают к ответственности, возбуждают уголовные производства. Это тоже влияет на общественное мнение.

Кроме того, поскольку не работал Высший совет правосудия (ВРП), Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС), у нас были остановлены процедуры отбора судей, квалификационной оценки, привлечения к дисциплинарной ответственности судей, что тоже оказало свое негативное влияние. В прошлом году мы восстановили дисциплинарную функцию ВРП.

Мы первые, кто отказался от политического влияния на назначение членов ВРП и ВККС. И отказались в пользу того, чтобы в этих процессах были задействованы уважаемые представители международных организаций, в том числе наших международных партнеров. Потому что мы должны быть понятны и прозрачны как перед украинским народом, так и перед нашими партнерами, которые содействуют, помогают нам вместе бороться против агрессии РФ.

Поэтому это системные глобальные реформы, они дают эффект со временем. Я уверен, что со временем люди все увидят и почувствуют. Те, кто этим интересуется, уже видят перемены. Но теперь нужно дать всем нормально работать. Потому что у нас под реформой иногда понимается, что нужно постоянно менять законодательство. Но для меня не в этом смысл. Для меня смысл принять качественный закон, а потом его имплементировать и следить за его внедрение, если необходимо, где-то регулировать. А многие думают, что нужно бесконечное принятие новых изменений, новых законов.

"Сейчас нет неприкасаемых"

Вспомните коррупционную историю с бывшим главой Верховного Суда Всеволодом Князевым. Насколько она повлияла на внутреннее настроение судейского сообщества?

— Это 100% негативно отразилось на внутреннем настроении.

Что изменилось после?

— Если работаешь в судебной системе, и такое происшествие очень бьет по репутации всей судебной ветви власти, ты не можешь от этого отмежеваться. Граждане думают так: если в Верховном Суде такое происходило, то что происходит в районах или в апелляционных судах? И поверьте, это компрометирует тысячи людей в судебной системе, которые честно и добросовестно выполняют свои профессиональные обязанности, верят в эту профессию и иногда жертвуют здоровьем или жизнью ради того, чтобы здесь работать. Это бьет по ним. Вот это самая плохая история.

Кандидатура Князева была поддержана и украинскими экспертами, и международными. Но оказалось, что он все-таки недобросовестный кандидат.

— Буквально перед задержанием у него был визит в США на достаточно высоком уровне. Его принимали как высокое официальное лицо в Верховном суде Америки. Для всех это был и удар, и урок. Но это значит, что сейчас нет неприкасаемых.

После этого насколько изменилась коммуникация наших международных партнеров по поводу требований к судебной реформе?

— Для них это был огромный удар и шок. Здесь нужно понимать, что мы можем привлекать кого угодно, они могут вносить свой положительный опыт и экспертную мысль в судебную реформу, выступать незаангажированными участниками процессов. Но поверьте, что прежде всего важна внутренняя политическая воля на изменения внутри страны.

У нас есть политическая воля. И ряд вещей мы внедряли в коммуникации с международными партнерами, но инициатива исходила от нас. Мы по-разному можем видеть те или иные формулировки закона. Но чтобы вы понимали, у нас достаточно собственной воли на осуществление соответствующих изменений внутри нашей судебной системы. И, как я сказал, мы многое уже сделали.

В Офисе президента есть заместитель главы Олег Татаров. Его очень часто подозревают во влиянии на некоторые правоохранительные органы и в том числе на суды. Когда вы говорите с международными партнерами, как часто его фамилия упоминается?

— Насколько я знаю, Олег Татаров в Офисе президента занимается вопросами, связанными с правоохранительной, а не судебной системой.

У него есть знакомые в судебной системе.

— У меня тоже есть знакомые и в судебной системе, и в правоохранительной. Но ведь нельзя сказать, что я влияю на правоохранительную систему. То, что у кого-то много знакомых, еще не означает, что ты оказываешь какое-то влияние на процессы.

Отвечая на ваш вопрос, могу сказать так, что, по крайней мере, в моих разговорах с нашими международными партнерами не возникал такой вопрос, как любое незаконное влияние от кого-либо из Офиса президента, даже из Верховной Рады.

Еще есть другой человек, который уже не в Украине. Это — Андрей Портнов. Его называли одним из тех, кто создал действующую в настоящее время судебную систему. Что вы можете сказать о его влиянии?

— Я не знаю, дайте мне пощупать это влияние, потому что я о нем всегда слышал, но никогда не чувствовал. Я же не буду говорить обо всех 4,5 тысячи судей в Украине. Может быть, кто-то чувствует это влияние, я не знаю. Лично я влияния упомянутого вами лица не чувствую. Люди очень любят конспирологию, но она не всегда соответствует действительности.