Свой судит своих. Нужны ли Украине специальные военные суды

Читати українською
Автор
6305
Глава Верховного Суда Станислав Кравченко Новость обновлена 25 мая 2024, 06:41
Глава Верховного Суда Станислав Кравченко. Фото facebook.com/UKRinLatvia

Процессы, которые происходят в армии, гражданский человек не всегда может понять

Ликвидируя военную юстицию 14 лет назад, власть имущие вряд ли видели в перспективе реальность войны. Военные преступления в военное время были, есть и будут – это естественная составляющая, и военнослужащие, которые их совершили, должны нести ответственность. Обеспечить справедливость в оценке действий военнослужащего, чтобы судебное решение было воспринято и военными, и обществом в целом, – задача "со звездочкой" для украинских судей, абсолютное большинство которых гражданские.

Нужны ли Украине военные суды и военная юстиция как таковая и есть ли смысл и возможность вернуться к ним – об этом "Телеграфу" рассказал глава Верховного Суда Станислав Кравченко.

Кто-то решил, что Украине не нужны военные суды

"Еще 14 лет назад военная юстиция, военные трибуналы и суды существовали, потом армия уменьшалась, и, может быть, кто-то наивно поверил в то, что она нам не нужна вообще, а военные суды — тем более", — говорит глава Верховного Суда.

Кравченко объясняет, что сначала в общие суды поступали дела в отношении военнослужащих, совершавших преступления, не связанные с несением службы – бытовые и коррупционные правонарушения.

"Потом все гражданские отношения в армии уже рассматривали общие суды, а в результате все пришло к тому, что военная юстиция и военные суды вообще были ликвидированы", – объясняет он.

Глава Верховного Суда признает, что и сам до войны размышлял над целесообразностью отдельного существования военной юстиции.

"Но в начале полномасштабного вторжения военные поставили перед нами этот вопрос. И тогда я заключил: если военные говорят о том, что нужна отдельная военная юстиция – начиная от следствия, специального военного прокурора до военных судов и военных адвокатов, – надо к ним прислушаться", – считает Кравченко.

Свой судит своих

По словам главы Верховного Суда, нарекания военного сообщества касаются прежде всего того, что процессы, которые происходят в армии, гражданский человек не всегда может понять. С одной стороны, необходимо учитывать специфику правоотношений по таким делам, а с другой – оценивать серьезную нагрузку на общие суды.

"Судебные решения оправданны, когда их воспринимает большая часть общества. В данном случае, если судят военнослужащих по специфической категории уголовных производств, связанных с несением военной службы, то очень важно, чтобы было восприятие именно военными. А больше всего они будут воспринимать, когда ты свой среди своих", – подчеркивает глава суда.

Кравченко признает, что судей, которые разбираются в военном деле, немного, однако они есть.

"Не так много, но у нас есть судьи, которые еще работали в военных судах. Есть судьи – и их тоже мало, имеющие офицерские звания, есть судьи, которые воевали и мобилизованы", – рассказывает он, подчеркивая, что в этом направлении есть смысл проводить обучение по специализации.

По словам Кравченко, желательно, чтобы судья представлял, что такое армейская среда, что такое уставы ВСУ и что они регламентируют.

"Но в любом уголовном производстве есть необходимые экспертизы и выводы. В тех производствах по военным преступлениям, где мне пришлось быть докладчиком, мы даже отменяли обвинительные приговоры и закрывали производство. И претензии были не только к судьям, ведь решения судей основывались на выводах самих военных, которые потом признавали ошибочными. То есть ситуация достаточно непростая со всех сторон", – рассказывает глава Верховного Суда.

То есть, как отмечает он, при введении военной специализации подбирали бы судей, уже имеющих опыт, они бы обучали других судей, и таким образом система справилась бы с рассмотрением производств по военным преступлениям.

"С расследованием военных преступлений мы уже разобрались, научились. А это тоже было вызовом для нас", – добавляет Кравченко.

Угроза растет с каждым днем

Главная проблема в вопросе рассмотрения дел по преступлениям военных заключается не столько в "качестве", сколько в количестве украинских судей.

"Если бы мы сейчас решили проблему наполнения судов до той штатной численности, которая необходима, вводили бы военную специализацию. Поэтому сейчас основное — не остановить процедуры по наполнению судейского корпуса, более того — ускорить их", — подчеркивает Кравченко.

Он уверяет, что на сегодняшний день судебная система справляется с рассмотрением уголовных производств по преступлениям, совершенным военнослужащими, – и общие суды, и апелляция, и кассация.

"Нельзя сказать, что мы работаем нормально, это больше "на выживание", но пока нам все это удается. На сегодняшний день суды свою функцию выполняют, более половины из направленных уголовных производств по этой категории дел уже рассмотрены", — говорит глава суда.

Впрочем, добавляет: "Угроза растет с каждым днем. На каждом заседании Высшего совета правосудия по нескольку судей уходят в отставку – от первой инстанции до Верховного Суда, а наполнения нет. В апелляционные суды за последние лет 10 ни один судья не назначен. Так можно дойти до того, что дела просто некому будет рассматривать".

Судебные разбирательства под обстрелами

Признавая критическую необходимость наличия у судей специфических военных знаний и выработки практики оценки действий в боевой обстановке, глава Верховного Суда не видит рисков дальнейшего обжалования в международных инстанциях решений, принятых украинскими судами в уголовных производствах по военным преступлениям.

Главным вызовом для судей сегодня Кравченко называет безопасность.

"Исходя из принципа территориальной подследственности и подсудности, эти дела рассматривают суды непосредственно на прифронтовых территориях. Организовать судебный процесс, понимая, что ты можешь стать целью, – это самая большая проблема", – объясняет он.

Глава суда подчеркивает, что упрощение процедуры рассмотрения дела недопустимо, хотя отмечает, что законодатель значительно помог судам, позволив на время военного положения использовать технические средства вне суда и проводить заседания в режиме видеоконференцсвязи.

"Обстрелы означают отсутствие электроэнергии и интернета. А нет интернета – провести заседание не можем", – добавляет он.

40 производств по военным преступлениям

По словам главы Верховного Суда, анализировать военные преступления в цифрах сейчас неуместно, потому что это все – о людях, которые защищают Украину, защищают от врага каждого из нас.

"Скажу только, что цифра по преступлениям большая. Значительное количество рассматривается в судах, достаточно много уже рассмотренных дел. Что касается Верховного Суда: мы рассмотрели 40 кассаций по этой категории дел за последнее время – больше, чем за год", – рассказывает Кравченко.

Он подчеркивает, что эти решения позволили судьям сформировать практику и подходы рассмотрения уголовных производств по военным преступлениям.

Почему от военного суда в Киеве будет больше вреда

Видение развития военной юстиции в Украине как таковой вариативное. Время от времени к этому вопросу возвращаются народные депутаты, однако законодательные инициативы по созданию военной полиции, прокуратуры, судов и даже адвокатуры активно не двигаются. Если хоть чуть-чуть погрузиться в законодательство, очевидными становятся коллизии.

Глава Верховного Суда объясняет свое видение проблемы и апеллирует к конституционным нормам.

По его словам, в Конституцию, принятую в 1996 году, семь раз вносили изменения, часть законов об изменениях в Основной Закон признавали неконституционными. Менялись, в частности, и положения в разделе о правосудии.

По словам Кравченко, сегодня эта конституционная норма определяет, что судоустройство в Украине организуется и проходит по двум принципам: территориальности и специализации. То есть определение "специализация" теоретически может позволить создать отдельное звено военных судов.

Вместе с тем в ст. 125 Конституции установлено, что для защиты интересов и прав граждан действуют административные суды, также предусмотрена возможность создания высших специализированных судов. Именно таким образом был создан Высший антикоррупционный суд, и сейчас ведутся разговоры о создании Высшего административного суда.

"Дискуссия в том, можно ли просто законом ввести военные суды. Если буквально читать норму статьи, то нельзя, а есть только два выхода: либо менять ст. 125 Конституции, что в условиях военного положения невозможно, либо организовывать деятельность военных судов через систему высших специализированных судов", – объясняет глава Верховного Суда.

То есть, как подчеркивает Кравченко, Высший военный суд может работать, но как специализированный суд он не будет иметь разветвленной сети по всей стране.

"Если говорить о Киеве или двух-трех городах в Украине, то нужно внимательно смотреть, как это будет выглядеть в практической плоскости: количество дел велико, возникнут вопросы логистики, организации процессов, количества судей", — рассказывает председатель суда.

Также он подчеркивает, что ключевым вопросом станет принцип территориальности: там, где совершены преступления, и должно рассматриваться судебное дело – чтобы общество воспринимало, и община, и военные коллективы.

"Забрать все и рассматривать в Киеве – здесь может быть больше вреда, чем пользы. Думаю, что проблема в этом и заключается: когда депутатский корпус берется анализировать эти вещи, то понимает, что не все так просто", – подчеркнул Кравченко.

Военная юстициякак концепция будущего

В нынешних условиях, как считает глава Верховного Суда, важно удержать баланс в том, что уже есть, и активнее наполнять кадрами судейский корпус, обучать судей, а строительство вертикали военного правосудия – это больше о будущем.

"Если мы говорим о военной юстиции как концепции на будущее – да, безусловно, она нужна. Большинство стран имеют военную юстицию, потому что это своя специфика военных правоотношений, а если говорим о следствии, то и доступ на территории воинских частей", – резюмирует глава Верховного Суда.