Почему свет отключают по ночам и зависим ли мы еще от России, — объясняет эксперт по ядерной энергетике

Читати українською
Автор
3187
Ольга Кошарная Новость обновлена 31 мая 2024, 11:00
Ольга Кошарная. Фото Коллаж "Телеграфа"

"Телеграф" задал Ольге Кошарной ряд вопросов, важных для понимания текущей ситуации в энергетике Украины

По данным "Укрэнерго", российские оккупанты атаковали и вывели из рабочего состояния все украинские ТЭС, серьезно повредили Днепровскую ГЭС в Запорожье и продолжают атаковать объекты энергетической инфраструктуры. Энергогенерация во многом опирается на работу атомных станций. Но их энергоблоки по очереди выводятся в ремонт.

Каково сейчас состояние атомных электростанций Украины? Что будет, если оккупанты подключат Запорожскую АЭС к своей энергосети? Пришло ли время поднимать тарифы для населения и имеет ли смысл направлять эти средства на строительство новых энергоблоков Хмельницкой АЭС?

Об этом и многом другом "Телеграф" поговорили с независимым экспертом по ядерной энергетике Ольгой Кошарной.

"Атомная" половина энергогенерации

— Сейчас украинскую энергосистему поддерживает в большей степени работа атомных электростанций плюс импорт электроэнергии из-за рубежа. Поэтому первый вопрос — в каком на самом деле состоянии сейчас наши АЭС?

— На подконтрольной Украине территории работают девять энергоблоков общей мощностью 7,3 ГВт. Их состояние более-менее нормальное. Атомные станции производят более 50% электроэнергии по балансу за год.

— Можем ли мы нарастить производство электроэнергии за счет атомных электростанций?

— АЭС работают в базовом режиме. То есть, вышли на номинальную мощность 1000 МВт/ч — и ее нельзя увеличить или уменьшить.

ТЭС и ГЭС обеспечивали маневренность энергосистемы. И гидроэнергетика — это наши основные маневренные мощности, поскольку у них есть гидроаккумулирующие станции, которые ночью используют электроэнергию для закачки воды в верхнее водохранилище, а днём в часы пик из этих водохранилищ спускают воду для производства электроэнергии. ТЭС кроме пиков потребления, также работали в базе ночью. Поэтому ночью нам не хватает базы только атомных станций. И ночью нас отключают. И АЭС эту проблему не решат.

— В медиа появляется информация об отключении энергоблоков АЭС на ремонт. О чем речь?

— Три блока сейчас на ремонте, это необходимый и плановый процесс. Особенность эксплуатации АЭС в том, что раз в год они встают на ремонт, обычно — после зимнего периода. В это время происходит перезагрузка ядерного топлива — переформатирование активной зоны. Четверть топлива выгружают из активной зоны, как отработавшую уже три года, вместо него загружают свежее ядерное топливо. То, что было в центре зоны, убирается на периферию и так далее.

Остальные энергоблоки также будут по очереди останавливать на ремонт, чтобы к осенне-зимнему периоду, который начинается в октябре, они были в полной готовности.

Относительно топлива… Украина с 2014 года занималась диверсификацией поставок ядерного топлива, чтобы не зависеть от России. Сегодня половина энергоблоков уже работает на топливе компании Westinghouse (производство топлива для реакторов российских ВВЭР-1000 налажено в Швеции).

Когда началось полномасштабное отторжение, Украина заявила, что разрывает все контракты и отказывается от российского топлива. Хотя контракт с российским "ТВЭЛ" (топливная компания "Росатома") был заключен на длительное время.

— Насколько уверенно мы чувствуем себя с новым топливом?

— У нас большой опыт его промышленной эксплуатации, проект реализовывался с 2000 года. Некоторые энергоблоки уже полностью загружены американским топливом.

— Но условно — выгрузить все российское топливо и загрузить полностью американское сложно?

— Это дорого. Просто тепловыделяющие сборки (ТВС) — дорогой продукт ценой более 1 млн долл. Есть экономический смысл использования топлива — в зависимости от расположения тепловыделяющих сборок в активной зоне у него разная степень выгорания, и полное использование ТВС занимает до трех лет на одном реакторе.

"Энергоатом" — фактически банкрот

— Сейчас повышают стоимость электроэнергии якобы с целью, в том числе, построить новые блоки на Хмельницкой АЭС. Это кажется, как минимум, странным во время войны. Или это имеет смысл?

— Это и правда странно. НАЭК "Энергоатом" не сообщает, что компания — фактически банкрот. Я делала анализ их финансового отчета за 2023 год: там больше 8 миллиардов чистых убытков по итогам 2023 года. У него много кредитов. Он много задолжал поставщикам товаров и услуг. И как в таком положении он собирается запускать дорогостоящее строительство, неизвестно. Это первое.

Второе. Понятно, что в условиях разрушения генерирующих мощностей нам нужно иметь планы не до 2050 года, когда неизвестно что будет с промышленностью и населением, а хотя бы на год-два вперед. И сейчас не имеет смысла заливать бетон и что-то строить, что заработает после 2030-го.

— Какие могут быть адекватные варианты выравнивания ситуации?

— Здесь много вопросов. Например, министр поручил "Энергоатому" установить газотурбинную установку, которую подарили США — 24 МВт, стоимостью 15 млн долл. "Энергоатом" не мог ее установить год. Хотя это делается за четыре недели, понимаете?

При том, что когенерационные установки (для одновременного производства электрической и тепловой энергии из энергии топлива. — Ред.), подаренные США, передали в местные территориальные громады — Житомир, Тернополь, Хмельницкий. И они были установлены давно.

Поэтому выход — децентрализация: опираться на органы местного самоуправления, чтобы они принимали решения, адекватные для данной общины.

И деньги Фонда поддержки энергетики (который за два года полномасштабной войны собрал более 400 млн евро помощи, из них 393 млн поступили на счет фонда. — Ред.) нужно передавать местным органам самоуправления на реализацию конкретных проектов, которые опираются на местные энергоресурсы — торф, тырсу, отходы сельхозпроизводства и т.д.

У нас есть производители котлов, которые работают на соломе, например. Они эффективны для небольших населённых пунктов. Еще альтернативой могут быть теплоэлектростанции на биогазе, древесине и т.д.

Проблема отопления

— Мы с вами говорили ранее о перспективах Запорожской атомной станции. Если россияне переподключат ее к РАО ЕЭС, во что это выльется для нас?

— Переподключить АЭС обратно к украинской энергосистеме — не проблема. Сейчас просто "Энергоатом" платит за электроэнергию, которую потребляет ЗАЭС для внутренних нужд. Станция не работает, но оператор платит. Если подключат к российской энергосистеме, временно будет платить Россия.

Есть другой момент. После деоккупации ЗАЭС нельзя будет сразу вводить в эксплуатацию из-за заминирования. И трудно спрогнозировать, сколько понадобится времени, чтобы ее "привести в чувство". Плюс они разворуют все, что можно снять и вывезти.

— Помимо принятия стратегии до 2050 года во время войны, какие еще есть вопросы у экспертного сообщества к профильному министерству?

— Сама стратегия закрыта. Она принималась без обсуждения с экспертным сообществом из-за введения военного положения.

Претензия в том, что министерство неправильно расставляет приоритеты. Это непрофессионально. Мы фактически потеряли прошлый год. Вместо того, чтобы заниматься децентрализацией энергосистемы, строить малые генерирующие мощности, распределенные по стране, мы слышали разговоры о новых блоках Хмельницкой АЭС.

— Некоторые очень крупные компании за это время построили свои энергостанции. Это отчаяние или норма?

— Это правильно. Крупные промышленные предприятия и раньше, еще при советской власти, имели свои маленькие генерирующие мощности на угле или газе. Например, металлургические заводы — на газе. В городах были котельные на угле. Это все нужно возрождать, расконсервировать, потому что проблема отопления будет стоять острее вопроса с электроэнергией.

*О своевременности или несвоевременности поднятия цен на электроэнергию для населения, отношение Европы к российскому топливу для АЭС, ядерный пиар страны — агрессора и перспективу развития именно атомной энергетики в Европе читайте во второй части интервью с экспертом по атомной энергетике Ольгой Кошарной, которая выйдет на сайте "Телеграф" завтра, 29 мая, в 10:00.