"В Лос-Анджелесе не дали показать "Бучу": продюсер Александр Щур о хейте картины в Украине и реакции американских политиков

Читати українською
Автор
514
Александр Щур ждет на показе "Бучи" в Лос-Анджелесе голливудских звезд
Александр Щур ждет на показе "Бучи" в Лос-Анджелесе голливудских звезд. Фото Facebook Александра Щура

Украинские хейтеры набросились на фильм "Буча"

В США сейчас проходит серия закрытых показов для политиков и журналистов украинской драмы "Буча". Продюсер и сценарист этой картины Александр Щур в эксклюзивном интервью "Телеграф" рассказал, как американские конгрессмены реагируют на эту картину, поможет ли она получить Украине от США пакет помощи и как россияне пытаются сорвать отдельные показы.

Ранее исполнитель главной негативной роли в этом фильме Вячеслав Довженко рассказывал "Телеграфу" о том, как работал над образом своего героя в драме "Буча",

- Приближается вторая годовщина полномасштабного вторжения. Какие события, связанные с фильмом "Буча", планируются?

– Планируется несколько важных ивентов в США, но это не премьеры. Мы показываем рабочие материалы фильма и стараемся таким образом привлечь внимание к происходящей у нас войне. К примеру, 22 февраля в Нью-Йорке проведем мероприятие для известных американских журналистов. В этом нам помогает украинский институт. Затем, 23-го, вместе с послом Украины будем делать показ для американских политиков в Вашингтоне. Планируется много конгрессменов и сенаторов. А 24-го, в саму годовщину, в Лос-Анджелесе. Мы стараемся приобщить к этому как можно больше звезд. После этого еще несколько показов в разных городах США, потому что считаем, что сейчас наша главная задача показывать этот фильм американцам, чтобы повлиять на них.

– То есть, вы пытаетесь тоже как-то повлиять на то, чтобы Америка выделила эту большую денежную помощь?

– Да. Хотя это будет преувеличением сказать, что мы суперважная часть этого. Но любая капля может стать последней. У нас уже были показы в Солт-Лейк-Сити, Нью-Йорке и Вашингтоне, который посетили некоторые конгрессмены и сенаторы, и на них это произвело очень мощное впечатление. Сейчас все что-то делают на дипломатическом направлении, поэтому к нам присоединяются Генеральный консул в Сан-Франциско Дмитрий Кушнерук и многие другие.

– Кого из звезд пригласили на показ в Лос-Анджелесе?

– К моменту проведения невозможно точно сказать, кто будет, потому что в последний момент у таких людей могут появиться более важные дела. Конечно, приглашая, мы ориентировались на тех, кто нас поддерживает — Шон Пенн, Мила Кунис, Мила Йовович, Лев Шрайбер, Арнольд Шварценеггер, Иванка Сахно и многие другие. Собственно Шрайбер хотел нам помочь, но именно в этот день он занят.

- Не вызывает ли у иностранцев отторжение эта картина? Не говорят, что не хотят смотреть на войну и насилие?

– Пока мы не сталкивались с такими проблемами, поскольку сделали одну правильную вещь. Поскольку мы хотим попасть в широкий прокат, мы не пытались шокировать жестокими кадрами. В конце концов многие американцы после показа говорили потом, что сначала колебались — идти или нет. Боялись, что будет много крови или еще чего, на что не хочется смотреть. Но человеческому горю сочувствуешь больше, чем каким-нибудь ужасным кадрам. Поэтому говорили, что посоветуют смотреть и своим коллегам. Это могут смотреть даже подростки.

– Вы планировали сделать премьеру картины на Берлинском кинофестивале вне конкурса. Будет ли там показан фильм?

– Мы поняли, что сейчас нам нужно сосредоточиться на Америке. А одновременно сделать много ивентов мы не можем. Потому отменили этот показ. И еще одно место, где мы хотим показать свою работу, это Великобритания. У нас был только один показ в Лондоне, и он прошел очень мощно. Было политическое и бизнес-сообщество. Сейчас есть предварительное предложение показать картину в парламенте Британии. Это очень важно, поскольку Великобритания очень сильно влияет на события и они первыми подписали союзнический договор с Украиной.

Окончательная версия фильма будет готова только в конце февраля, и тогда уже будем подавать ее на фестивали.

– Приходилось ли вам сталкиваться с русским лобби за границей, когда мешают провести показ?

– Да. Нам отказались предоставить в Лос-Анджелесе помещение. Сказали: "Ой, это фильм против России. Мы не хотим иметь дело с политикой". Но мы нашли другое.

– В Украине продолжается хейт вашей картины. Не изменили ли вы свое мнение по поводу проведения его проката — может не стоит у нас ее показывать, потому что для многих эта тема остается болезненной?

– Я с вами не согласен, потому что нет хейта картины. Все, кто ее видел, а среди них десятки известных политиков, блоггеров, бизнесменов, после этого нам помогают. Хейтят те, кто не смотрел. Мы не против замечаний, но против хейта. Вот сейчас в соцсетях люди упрекают нас, что на одном из англоязычных постеров фильма "Буча" изображена Бородянка. Сначала нас просто начали оскорблять, потом подключились российские боты. Все это попало в украинское инфопространство и вышло так, что мы работаем сами против себя.

Что касается ситуации с постером, то на нем действительно Бородянка. Несмотря на то, что фильм называется "Буча", его события разворачиваются в том числе и в Бородянке, и прототип главного героя также был в этом городе. Совершенно не обязательно, чтобы на постере было изображено то же самое, что написано на нем. Например, на рекламе фильма "Дюнкерк" изображен совсем другой пляж. А "Список Шиндлера" вообще не снимался в "Освенциме". Но никто Спилберга не упрекал, что он снял неправдивое кино, потому что в фильме не показан этот концлагерь. Кстати, когда мы еще не начали снимать свой фильм, нас хейтили за то, что мы будем делать это в тех городах, где все это происходило. Теперь нас упрекают в противоположном. На самом деле, мы только отдельные кадры сняли там, где все это было. Но сцены, где присутствует русская форма, мы снимали там, где не было оккупации или делали это незаметно. Мы не хотели травмировать людей, которые пережили все это, чтобы они не видели все, что им может напомнить о российской оккупации.

- Когда вы начали работать над этой картиной у ВСУ, уже были определенные победы. Почему не стали снимать актуальный боевик с реальным хепиендом?

– Это было невозможно финансово. Любые батальные сцены стоят очень много. Невозможно было бы снять эту картину качественно за деньги, которые мы получили от инвесторов. Кроме того, у нас получилась драма триллер. Чтобы показать то, о чем вы говорите, то это нужно было бы снимать совсем другую картину и не об этих событиях.

- На роль главного антигероя вы пригласили Вячеслава Довженко, наиболее известного зрителям благодаря положительной роли киборга Серпня. Почему именно его?

– Я очень хорошо знаю Славу, он крутой актер. Но я увидел, что у него в кино начало происходить одно и то же. Он всюду играет классного парня. Его актерский диапазон гораздо шире. Поэтому когда мы встретились, я сказал ему: "Слава, ты можешь сыграть негодяя и сделать это классно". Так оно и вышло. Все посмотревшие рабочий материал отмечают не только положительного героя, но и то, каким правдивым получился антагонист. А это очень важно, потому что без хорошего антигероя не будет хорошего фильма. Вспомните культовые фильмы – Танос, Дарт Вейдер – это все классно сделанные антигерои и они всем нравятся.

- Мы с вами по-разному относимся к тому, пойдут ли именно украинцы на эту картину. Почему все же, на ваш взгляд, они должны смотреть драму "Буча"?

– Мы планируем делать премьеру в Украине в конце сентября. Есть еще время подготовить общественное мнение — показать трейлеры и материалы. Те люди, которые пережили это и уже посмотрели картину, говорят, что после просмотра еще раз понимаешь, какой у нас коварный враг и поэтому еще больше хочется помочь стране и не сидеть сложа руки. Более того, на показ приходили представители нашего генштаба и сказали, что будут просить показывать эту картину в учебных лагерях солдатам, чтобы у них было больше мотивации. И еще один момент – поскольку мы показываем только начало этой войны, там видно, как украинцы объединились, все вместе делали одно дело и помогали друг другу. А сейчас начали тратить силы на все эти хейты и "зради". Мы тратим наши нервы не на то, что нужно.

– Вам удалось найти деньги не приобщая к этому Госкино. Но разговор о финансировании этой отрасли у многих людей вызывает яростное сопротивление — говорят, лучше бы эти деньги отдали на дроны. Как дальше, при таких условиях, будет развиваться наше кино?

– При таких условиях оно просто исчезнет, поскольку большинство специалистов не будет иметь работу. Уже и так многие сменили профиль, уехав за границу или пойдя воевать. Киношники не говорят публично некоторых вещей, потому что боятся. А на самом деле несколько компаний, попавших в громкий скандал, отказались от проектов. Но все остальные сняли свои сериалы и они, один за другим, сейчас появляются на ТВ. И благодаря этому индустрия снова начала работать и люди получили работу. Мне кажется, просто нужно делать эти конкурсы более прозрачными и выделять все же на это деньги. Не верно говорить, что эти выделенные деньги не пошли на дроны. Приведу пример нашей команды. Мы заплатили зарплату, и сотрудники из них задонатили. Деньги все равно пошли на дроны. Кроме того, речь идет о совсем небольших бюджетах. Смета выданая на украинские сериалы, это стоимость только одного танка. Надо придерживаться золотой середины — не тратить много денег и понимая, что их очень мало, тратить качественно.