О попытке отжать Житний рынок, разговоре с Кличко и бюрократии: интервью с Евгением Клопотенко

Читати українською
Автор
2214
Евгений Клопотенко долгое время занимается организацией мероприятий на территории Житнего рынка Новость обновлена 21 марта 2024, 08:46
Евгений Клопотенко долгое время занимается организацией мероприятий на территории Житнего рынка. Фото Коллаж "Телеграфа"

Какие бюрократические преграды есть с Житним рынком и какое у него будущее, — рассказал "Телеграфу" знаменитый повар Евгений Клопотенко.

Трудно найти киевлянина, который бы в последние дни ничего не слышал о Житнем рынке, — ведь этот исторический памятник украинской столицы выставили на аукцион аренды, из-за чего его дальнейшая судьба теперь волнует многих общественных деятелей и просто неравнодушных жителей.

Известный шеф-повар Евгений Клопотенко является одним из тех, кто защищает Житний рынок и занимается его будущим. Его пост в Фейсбук по поводу судьбы легендарного здания за считанные часы собрал тысячи "лайков", сотни комментариев и репостов, из-за чего в ситуацию вмешался и мэр Киева Виталий Кличко. Детальнее обо всем этом Клопотенко рассказал в интервью главному редактору "Телеграфа" Ярославу Жаренову.

— Какое значение Житний рынок имеет для вас? В каких условиях вам предложили оживить эту локацию?

— Никто не предлагал мне ничего делать. В прошлом мае однажды я просто пришел, увидел, что Житний рынок в таком состоянии, и мне было очень стыдно за это перед самим собой. Это "мой" рынок, на котором я бывал с пяти-шести лет. Вот ты приходишь в грязный дом или в грязную квартиру, тебе не стыдно? Мне стыдно. И я решил, что надо рынок изменить, насколько это возможно, и начал делать разные действия для того, чтобы меня услышали, для того, чтобы что-то изменилось. То, что мы видим в новостях — это одно, а происходящее вне этого — совсем другое. Я пытался показать свое желание, что буду за него стоять. Потом меня поддержали многие украинцы. Мы проводили обсуждения и разные мероприятия. И киевляне говорили: "Житний рынок точно наш, он точно Киеву нужен".

В январе у нас было понимание, что нужно быть активнее, и вот сейчас мы в такой ситуации, когда, как снег на голову, появляется решение об аукционе Житнего рынка. Что это такое?

Что за это время вам и вашей команде удалось выполнить? Насколько я знаю, организовывались и толоки, и ужины; шло определенное медийное движение вокруг этой локации. Создается впечатление, которое, конечно, может ложным, что благодаря вам эта локация немного "ожила", появилась снова на слуху, и сейчас ее хотят по-быстрому сдать в аукцион?

— Плюс-минус так и есть. Благодаря тому, что я сюда пришел, локация "ожила", но на самом деле там не стало больше покупателей. Но если посмотришь, то вокруг Житнего рынка положили асфальт, чтобы стало аккуратнее, также застеклили некоторые окна. В тот район из центра переехал LennyBus – большой автобус-кафе. Там начали снимать какие-то клипы. Это место начало "оживать" больше как арт-пространство, а не как рынок, потому что там сменился директор и арендодатель. В целом Житний рынок встал на путь улучшения. Все увидели, что Житний будет жить. Это был и есть наш слоган.

Собственно существует две плоскости. Одна – это то, что с рынком происходило и происходит, а другая – вот эта бюрократическая, которую люди не видят. Поэтому в плоскости положительных изменений на Житнем рынке стало чаще, туда "пришел" ресторатор Алекс Купер со своей шаурмой Avi, там открылось кафе, стало больше цветов. Это такие небольшие вещи, но именно благодаря им рынок становится таким крутым, как всем хочется.

Там не отремонтировали крышу, там не стало теплее, с голубями ничего не сделали. Есть множество проблем, о которых можно говорить, но для того чтобы это все изменить, нужно, чтобы кто-то адекватный юридически стал арендодателем этого места. Когда это произойдет, тогда изменения будут быстрее и продуктивнее.

Какая была коммуникация с местными властями? Был ли какой-нибудь диалог, возможно, с Виталием Кличко? Потому что я видел ваши сообщения и комментарии по поводу предложения Виталию Владимировичу пообщаться и, возможно, даже на этой локации, чтобы понять позицию власти.

— Я написал ему еще в октябре, он меня переслал на департамент, отвечающий за этот рынок, мы встретились с представителями этого департамента, поговорили формально. С Кличко мы лично не разговаривали. И до сегодняшнего дня я с ним не был знаком, но, забегая вперед, сегодня он мне позвонил. А до того не было коммуникации, я ходил к его заместителям, общался с разными людьми, и будто все говорят "Все окей", как классически это бывает, но суперпомощи не было. Но не было и протеста — я мог делать какие-нибудь фестивали и мероприятия. То есть не было ни поддержки, ни протеста.

То есть не было интереса, он появился только сейчас, когда началась вся эта история?

— Там все очень непросто. Я думаю, что когда эта история началась, это как раз они поняли, что нужно что-то с Житним рынком делать, потому что он в плохом состоянии, много медийно о нем говорят, и, собственно, сделали что? Отдали на аукцион. Нормальное будто решение, но забыли, что существуют люди, которые хотят понять, кто победит, и что там будет, и это очень важно.

С какой целью звонил по телефону Виталий Кличко?

— Он звонил по телефону с той целью, что увидел огромный запрос от общества. Во всех соцсетях репостили мой пост, вышедший утром, и многие говорили об этом еще со вчера. В обществе стали много говорить о том, что нужно что-то делать. Виталий Владимирович услышал, позвонил, говорит: "Евгений, какие у вас есть вопросы?" Я ему задал два-три вопроса, сказал, что хочу, чтобы не просто на аукционе сейчас победила какая-то компания, которая просто сделает с рынка непонятно что, и в тендерной документации не пропишет, что это будет.

Таким образом, мне пришлось трансформировать себя от повара и общественного активиста к человеку, который юридическими фактами говорит с мэром Киева и задает ему вопрос. Он позвонил параллельно человеку, который отвечает за аукцион, и этот человек сказал, что аукцион будет отложен на больший срок для того, чтобы было время услышать общественность. Это раз.

Это такой маленький плюс. Сказал, что попытаются изменить тендерные документации и требования, и обязательно победивший должен совершить определенные действия. Это был первый вопрос.

Второй такой критический вопрос в том, что там сейчас арендодатель на часть второго этажа — его арендует та компания, которая арендовала и два года назад. А они выдали тендер на 70% остальной доли рынка. Таким образом, там будет два арендодателя; и к одному, и к другому будет требование ремонта Житнего рынка. Но ведь там не прописано, в каком соотношении. И там много таких моментов, начинается довольно странная вещь. И на самом деле за три дня я не могу остановить или пойти на тендер и победить в нем, поэтому моей задачей было немного выиграть время, и я это время немного, сколько смог, выиграл. Сейчас провожу множество консультаций с множеством привлеченных к этому людей: активистов, юристов, депутатов. Множество людей, с кем я общаюсь, для того, чтобы выстроить одну правильную стратегию. Надо держать руку на пульсе, потому что если мы этого не сделаем, то потеряем Житний, и логично можно предположить, что с ним будет. Видимо, выиграет компания, которая объединится с той, которая там есть, и через три года они смогут его трансформировать в то, что им нужно.

Вы намекнули, что тоже можете принять участие в этом аукционе. Есть ли такое желание?

— Да, конечно. Пока я вижу, что это единственная возможность для того, чтобы иметь определенный юридический статус. Ведь многие спрашивают: "Евгений, а что ты там делаешь, у тебя нет юридического статуса". И это правда, я там просто никто.

Если я одержу победу в тендере, или моя компания, или инвестор, который за мной, или мы вместе, тогда я смогу иметь определенный спектр действий.

Есть ли какая-нибудь компания или группа компаний, которые готовы инвестировать условно под вас в этот проект?

— Эта компания должна появиться в мае, через полтора месяца. Мы стали готовить большой проект. Потом была задача прийти к мэру и ему это представить. Но вышло немного раньше, поэтому я буду говорить о том, чтобы аукцион не проводили, пока не будут готовы все проекты, чтобы были публичные слушания этих проектов, чтобы люди посмотрели, какой из них самый лучший. И потом компания реализовывала этот проект, потому что сейчас немного странно все это выглядит.

Теперь нужно в ускоренном режиме найти 15 миллионов долларов, которые необходимо проинвестировать в течение трех лет в реконструкцию. Получить миллиарды документов и не факт, что все получится. Я готов, через час у меня запланирована встреча с инвесторами, которые сами ко мне обратились, которым интересно и которые сами готовы говорить. Нет никакого решения сейчас, к сожалению, но точно мэрия нас услышала, и это приятно.

То, что принято решение отложить тендер,это действительно новость.

— Завтра утром, 21 марта, будет заседание Киевсовета, на котором должны отменить этот тендер, и объявить, что будет другой. Если так и будет, то супер, мы ведь не знаем. Но если не будет, нам придется дальше бороться с этим. Я в активную стадию вошел, будем сражаться.

Какое будущее для Житнего рынка видит ваша команда? Потому что я вижу в Facebook довольно много разных идей у вас в комментариях. Люди из разных частей света брали и присылали свои фотографии, что вот в Барселоне так, а в Вильнисе так, но очевидно, что у нас здесь своя локация и свои условия. Война в стране.

— Стратегия очень проста. Мы сделали первые общественные слушания, услышали всех людей, все бизнесы, всех стейкфолдеров, кто хочет там. На основе этого мы вывели картинку. Сейчас сделали заказы людям, которые делают проектную документацию для ремонтных работ. С этой проектной документацией станет понятно, сколько нужно денег.

Потом у нас люди делают проект, который будет показан общественности и граждане будут за него голосовать или высказывать свои мнения. Будет еще одно общественное слушание, финальное.

Но глобально там все просто как божий день. Оставить рынок, сделать его комфортным для фермеров, для продающих там. Сделать это бизнесом, чтобы это приносило деньги. На втором этаже сделать какие-то просторы наполовину о еде, наполовину о каких-то активностях, и это также будет приносить деньги. Это отдельная модель, которую нужно делать так, чтобы она была прибыльной.

Собственно это такое видение, а все составляющие и визуальные детали люди должны решить, потому что это все человеческое, это киевское, а не чье-то.

После объявления тендера, в котором речь шла о пяти днях для подачи предложения на начальном этапе, многие высказали мнение, что это, по сути, была подготовка под сдачу места в аренду какому-то конкретному лицу или компании. Как вы считаете, насколько это реалистично? Может, ходили какие-то слухи о том, под кого этот рынок может быть? Кто проявлял интерес к нему?

— Публично я не могу говорить об этом. Но, в целом, есть две компании большие с достаточно нормальным авторитетом, а есть еще одна "серая" компания, и с плохим авторитетом. Это три компании, о которых я сейчас знаю и которые говорят, что они будут участвовать. Скорее всего, эта "серая" компания хочет победить, но мы с мэром договорились, что я не буду разгонять зраду. Я говорю: "Окей". Он говорит: "Все будет прозрачно, чисто, как ты хочешь". Если да, тогда я выполняю свое обещание, не буду наговаривать.

Да, это возможно. Почему пять дней? Ибо в условиях военного положения можно делать тендеры продолжительностью от пяти до 35 дней по таким аукционам. Поэтому юридически ничего не было возбуждено. Почему не была уведомлена общественность? Не знаю. Почему так быстро это было сделано? Не знаю. Это как игра в карты, и ты можешь только предполагать, какие карты у противника.

Напоследок такой вопрос. Житний рынок – это шанс на развитие или очередная, возможно, упущенная возможность для Киева?

— Для Киева, я верю, это шанс для развития. Это тот переломный момент, где мы должны показать, что мы можем. Если мы эту борьбу проигрываем, что тогда? Пусть тогда парки застраивают, пусть метро у нас не будет?

Но, словом, это точно о будущем, это точно о борьбе прошлых и будущих подходов. И мы живем в этой парадигме. Я считаю, что это как раз такой срез происходящего. Но я уверен, что это не будет упущенный шанс. Это будет то, на что мы будем смотреть как на символ победы общества над бюрократией.

Справка. Житний рынок – это один из экономических центров Киева. Раньше он занимал целый квартал, но сейчас осталось только здание 1980 года постройки на месте расположения центра оригинального рынка. Оно считается культурным наследием так называемого советского модернизма. Также рынок украшен уникальным панно "Из варяг в греки". После 1991 года рынком как объектом государственной собственности руководит одноименное коммунальное предприятие. На рынке работает ряд продовольственных и непродовольственных отделов, также там часто проводятся продовольственные ярмарки.

Житний рынок 2024 как выглядит изнутри
По состоянию на 2024 год здание в плохом состоянии
Житний рынок 2024 как выглядит изнутри
Во время дождей на посетителей может капать и внутри

18 марта Национальная электронная биржа Украины выставила на торги право аренды 11,1 тыс. квадратных метров Житнего рынка на 15 лет – первоначальную цену установили в размере 2,5 млн грн (или 220 грн за квадратный метр). Электронный аукцион должен состояться 25 марта.