В 2024 году РФ может мобилизовать почти полмиллиона наемников, мигрантов и зеков. Может ли Украина ответить тем же?

Читати українською
Автор
2172
Фото: NV Мобилизационные вызовы требуют от правительства новых решений Новость обновлена 27 февраля 2024, 15:17
Фото: NV Мобилизационные вызовы требуют от правительства новых решений

Вооруженные Силы Украины критически нуждаются в увеличении личного состава

Вопрос увеличения численности украинской армии все еще остается острым. Кроме разработки законопроекта об усилении мобилизации среди гражданского населения, в высшем военном руководстве страны было принято решение о проведении аудита в рядах ВСУ. Это позволит понять реальное количество служащих в распоряжении командования.

Между тем враг активно наращивает количество "пушечного мяса" в ВС РФ за счет заключенных, нелегальных мигрантов и наемников из беднейших стран мира. По подсчетам эксперта Украинского института будущего, Игаря Тишкевича только за счет скрытой мобилизации в 2024 году Россия может набрать до 460 тысяч новых солдат.

"Телеграф" выяснял, насколько результативен будет аудит армии и каким образом можно расширить возможности по поиску и привлечению новых кадров в ряды ВСУ.

Аудит не решит проблему?

В начале полномасштабного вторжения в Украину Россия привлекла к боевым действиям около 190 тысяч солдат сухопутных войск. По состоянию на январь 2024 года, по данным ГУР МО, на территории нашего государства воевало уже более 460 тысяч россиян, пишет УП.

Кроме общего преимущества РФ в количестве населения (что позволяет мобилизовать в 4 раза больше людей, чем это возможно в Украине), государство-террорист не пренебрегает и скрытой мобилизацией.

Facebook Игар Тишкевич

Личный состав ВСУ сегодня насчитывает около 1,1 млн. человек. Впрочем, мощно это смотрится только на бумаге. На самом же деле непосредственное участие в боевых действиях принимают только 300 тысяч человек, тогда как остальные занимаются обеспечением функционирования армии в тылу. Именно это стало поводом к проведению аудита Вооруженных Сил, сообщил глава фракции "Слуга народа" Давид Арахамия.

-- Есть бригады или подразделения, которые два года на войне без ротации, а есть подразделения, которые никогда не были на фронте. (…) Мы понимаем, что есть соотношение: на каждого солдата на передовой должна быть логистика и т.д. Уже нашли восемь тысяч человек, которые прикомандированы в Генштаб и не воевали. Они уже готовятся и пойдут на замену. Я считаю, что после завершения аудита цифра будет гораздо больше, — заявил нардеп.

Стоит отметить, что в идею с поиском кадров среди "не воюющих" военных верят не все. Экс-командир роты 24-го отдельного штурмового батальона ВСУ "Айдар" ветеран войны Евгений Дикий уверен, что никакого результата аудит армии не принесет, ведь ВСУ не могут держаться исключительно на бойцах, задействованных на передовой.

– Я уверен, что данная идея принадлежит людям, у которых представления нет, как работает эта система. Армия – это огромный айсберг, в котором ребята на фронте – только верхушка. Остальные должны работать как единый механизм, чтобы обеспечить возможность бойцам "на нуле" выполнять свою миссию. В армии США давно подсчитали это соотношение: в войсках НАТО на одного участника боевых действий приходится 11 военнослужащих, выполняющих сопутствующие задачи.

Если из 1,1 млн военных ВСУ на фронте 300 тысяч, значит, у нас это соотношение составляет 1 к 3-4. Это критический минимум, который диктуют нам условия военного времени, но снизив его, мы рискуем развалить всю систему. Кого они предлагают снять с мест? Ремонтные батальоны, инженерные части, логистов или работников госпиталей? Думать, что среди этого личного состава удастся найти и мобилизовать сотни тысяч бойцов – значит быть некомпетентным в этом вопросе, – говорит Евгений Дикий в комментарии "Телеграфу".

Эксперт признает, что в рядах ВСУ действительно есть те, кто лишь имитирует свое участие в войне с российским нашествием. Впрочем, это явление совершенно не массовое: даже обнаружив всех таких "воинов" существенно увеличить личный состав не удастся.

Уклоняющиеся среди армейцев – это нонсенс, свидетельствующий об определенной деструкции в Вооруженных Силах, говорит военный аналитик Дмитрий Снегирев. По словам эксперта, аудит как явление, необходимо не только для учета личного состава ВСУ, но и состояния материально-технического обеспечения Министерства обороны.

Особую актуальность это приобретает на фоне информации о том, что просроченная дебиторская задолженность ведомства составляет 44 млрд грн, которые могли быть выведены в тень. Более того, этот показатель с мая 2023 года по 1 января 2024 года вырос на 10 млрд грн.

– Начинать следует с проверки прозрачности всей деятельности Министерства обороны. Мы должны понимать, куда уходят наши деньги. Потом, конечно, нужно выяснить, куда делись эти 700-800 тысяч мобилизованных лиц, которых недосчитались на фронте. Они в армии или это "мертвые души"?

В общем, в истории с аудитом может прослеживаться политическая составляющая. Этот процесс мог быть запущен для нанесения очередного медийного удара по предыдущему командованию ВСУ. В противном случае я не понимаю, с какой целью информация под грифом "секретно" выносится на суд общественности. Какие-либо данные о состоянии боеспособности армии не могут быть предметом публичного обсуждения, – говорит эксперт в комментарии "Телеграфу".

Иностранный легион – да, наемники – нет

В понедельник, 26 февраля, пророссийский премьер Словакии Роберт Фицо заявил, что группа стран НАТО и ЕС якобы рассматривают возможность отправить свои войска на территорию Украины в рамках двусторонних соглашений, пишет Pravda.

В то же время, на пресс-конференции по итогам форума "Украина. Год 2024" президент Владимир Зеленский заявил, что Киев не ведет переговоры с партнерами по отправке в Украину их армий.

В целом, военно-политическое руководство Украины положительно относится к пополнению наших войск добровольцами иностранного легиона. Более того, для привлечения таких бойцов в ряды ВСУ правительство даже приняло постановления, предусматривающие получение украинского гражданства иностранными добровольцами, защищающими наше государство более 3 лет, и членами их семей.

По словам члена Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки Федора Вениславского, в отличие от вербовки Россией наемников, наш способ пополнения армии вполне законен.

– Наемничество признано уголовно-наказуемым деянием во всем мире. Поэтому, какой бы сложной ни была ситуация с мобилизацией, я не могу поддерживать этот незаконный рекрутинг. В то же время, добровольцы иностранного легиона служат на тех же условиях, что и украинские граждане имеют то же финансовое обеспечение. Единственное отличие – по закону они имеют право уволиться со службы по собственному желанию, даже во время действия военного положения.

С самого начала полномасштабной войны нашу страну защищают множество иностранных граждан. Да, некоторые из них после определенного срока службы решили уволиться и вернуться на Родину. Впрочем, это связано не с тем, что условия в ВСУ якобы разительно отличаются от натовских.

Причина в том, что далеко не все были готовы к боевым действиям таких масштабов, интенсивности и такой террористической направленности, какой придерживается Россия. С подобным не сталкивались даже добровольцы, которые в свое время прошли из-за войны в Ираке, Афганистане и военные конфликты в Африке, – отмечает Федор Вениславский в комментарии "Телеграфу".

Вовлечение в боевые действия наемников из стран третьего мира – крайне невыгодное для Украины решение, считает ветеран войны Евгений Дикий. По словам экс-военного, кроме того, что это принесет большие правовые проблемы с иностранными партнерами, подобные меры будут иметь мощный эффект для повышения обороноспособности нашей армии.

Подтверждением этому служат военные "успехи" африканских наемников, попавших в ряды ВС РФ.

– Во-первых, они приехали сугубо за деньги и не имеют другой мотивации, что на войне критически важно. Во-вторых, это не подготовленные бойцы, не имеющие необходимых навыков. В третьих, они элементарно не привыкли к нашему климату, что еще больше снижает их эффективность. Они даже в качестве пленных так себе, если честно. Зачем нам наживать кучу проблем с международным правом, ради столь сомнительного результата?

Мотивация россиян в этом вопросе вполне ясна: им нужна биомасса любого качества для "мясных штурмов". Что касается правового аспекта, то плевать они хотели на какие-то правила и законы. Даже если кучка родственников погибших африканцев выйдет к посольству РФ в своей стране, Путину от этого ни тепло, ни холодно. Мы сражаемся по-другому и придерживаемся других принципов, поэтому это для нас не выход, в отличие от привлечения иностранцев на добровольной основе, – говорит Евгений Дикий.

В то же время, по словам ветерана, надеяться, что иностранный легион может решить проблему мобилизации в ВСУ, не следует. Если в Украине нет достаточного количества добровольцев для защиты собственной страны, надеяться, что они найдутся среди граждан других государств несколько наивно.

Экс-военный отмечает: ни одна страна мира еще не выигрывала большую войну силами иностранных добровольцев или наемников. Преимущество на поле боя всегда будет за мобилизованной армией, обладающей не только технологическими и интеллектуальными преимуществами, но и мотивационными.

Равняться на людоедов Украина не будет

Единственный опыт увеличения численности армии, который Украина могла бы частично перенять в РФ – мобилизация заключенных, говорит офицер ВСУ, руководитель благотворительного фонда "Мир и Ко" Мирослав Гай.

Мобилизационная кампания в местах лишения свободы действительно принесла оккупантам пользу, ведь это позволило не только восполнить недостаток в прореженных ВСУ подразделениях, но и снизило нагрузку на пенитенциарную службу.

– Могла бы Украина мобилизовать заключенных? Да. Но здесь есть два важных аспекта. Первый – служба в Вооруженных Силах Украины – не наказание, а конституционная обязанность. Второе – преступникам, совершившим тяжкие преступления, связанные с насилием, в армии не место. Мы не можем слепо повторять практику РФ, которая гонит на войну насильников и людоедов. Затем эти "герои" возвращаются домой уже с погашенной судимостью, но с тем же мировоззрением, да еще с полученным на войне ПТСР, и совершают более тяжкие преступления.

Вместо того, чтобы годами содержать за государственные средства людей, которые хотят и могут приносить пользу стране, мы могли бы дать возможность осужденным по ненасильственным статьям выполнить свой конституционный долг. Мне известны случаи, когда заключенные писали обращение с просьбой мобилизовать их, но получали отказ, — говорит Мирослав Гай в комментарии "Телеграфу".

С идеей мобилизовать отбывающих наказание украинцев соглашается и ветеран войны Евгений Дикий. По его словам, наибольшим пробелом в этом вопросе является запрет на службу в армии для тех, кто имеет погашенную судимость. Если гражданин отбыл наказание за ненасильственное преступление и мотивирован защищать свою страну, отказывать ему в этом в условиях тотального дефицита людей на фронте – просто нелогично.

Впрочем, и этот способ пополнения личного состава ВСУ не станет разрешением проблемы с мобилизационной кампанией, говорит ветеран. Дело в том, что в отличие от России, располагающей миллионным ГУЛАГом, в Украине наказания отбывают около 60 тысяч заключенных. Если отнять женщин, непригодных по состоянию здоровья или по возрасту мужчин, а также осужденных за тяжкие преступления, призвать в армию удастся около 6 тысяч человек, что не будет оказывать существенного влияния на обороноспособность ВСУ.

Подытоживая, можно заключить, что ни аудит армии, ни привлечение иностранцев, ни мобилизация заключенных не сможет существенно изменить ситуацию. Все это может быть только приятным дополнением к основному процессу, но отнюдь не легким решением проблемы. Единственным способом качественного усиления армии остается призыв на службу гражданского населения, имеющего мотивацию, физическую возможность и обязанность защищать свою Родину.