Почему Украина не объявила войну России и что думает Европа об ограничении прав уклонистов: объясняет юрист-международник

Читати українською
Автор
6423
Соблюдать все нормы, принятые в мирные времена, во время войны просто невозможно Новость обновлена 02 мая 2024, 11:30
Соблюдать все нормы, принятые в мирные времена, во время войны просто невозможно. Фото SERGEI SUPINSKY / AFP via Getty Images

На днях отечественное информпространство разразилось сообщениями о том, что Украина якобы официально заявила об отказе от соблюдения Европейской конвенции по правам человека на время действия военного положения. Поводом для этого стала новость о направлении Киевом извещения в Совет Европы о временном отказе от некоторых обязательств перед этим органом.

Новость вызвала большой ажиотаж в соцсетях: дошло даже до разговоров о зарождении в Украине диктатуры. Более того, панические настроения подхватили и некоторые СМИ. Впрочем, при детальном рассмотрении ситуации становится понятно, что "измену" разогнали зря (хотя не исключено, что намеренно).

Что именно включает в себя сообщение, направленное в Совет Европы, зачем оно нужно и как повлияет на жизнь рядовых украинцев? Об этом "Телеграф" спрашивал у главы комитета ВР по вопросам внешней политики и межпарламентского сотрудничества, экс-вицепрезидента Парламентской ассамблеи Совета Европы Александра Мережко.

Никаких сенсаций

– Что это за обращение?

– В Европейской конвенции по правам человека есть статья 15, которая предусматривает, что в случае войны или других чрезвычайных обстоятельств, когда под угрозой находится жизнь нации, государство может отступить от определенных положений, предусмотренных настоящей конвенцией.

Украина подала обращение об отступлении от некоторых обязательств, перечислив права человека или статьи конвенции, от соблюдение которых мы вынуждены временно отказаться.

Главным судебным органом в рамках настоящей конвенции является Европейский суд по правам человека. На основе данного обращения он будет принимать решение о принятии жалоб от граждан Украины. Если государство выполнило дерогацию (ситуация при которой закон, постановление или решение отменяют частично. Является юридическим термином, означающим частичное аннулирование определенного закона. – Ред .), иски об ограничении прав рассматривать не будут.

Важно: даже в условиях войны необходимость ограничения прав человека и объемы этих ограничений должны быть сопоставимы с уровнем критичности ситуации.

– Об ограничениях каких именно прав человека идет речь?

– В условиях войны государство не в состоянии обеспечить и гарантировать безопасность гражданам, если в стране будут действовать законы мирного времени. В этой связи возникает острая военная потребность ограничить реализацию определенных прав.

К примеру, существует право на собственность. В то же время все понимают, что в зоне боевых действий это право может быть ограничено. Когда военным необходимо перевезти раненых солдат, а транспортного средства для этого нет, может быть использован автомобиль гражданского даже без его согласия на это. Просто потому, что другого выхода в этой критической ситуации нет, а речь идет о защите государства и жизни его граждан.

Ограничение права на митинги и демонстрации или запрет российской пропаганды в мирное время вполне могли бы рассматривать как нарушение свободы слова. Впрочем, во время войны мы не можем позволить себе рисковать безопасностью, разрешая скопление народа на площадях и продвижение кремлевских нарративов в наше информпространство.

Комендантский час – это ограничение права на свободное передвижение. Если гражданин Украины обратится в ЕСПЧ с жалобой о нарушении этого права, при рассмотрении иска орган будет принимать во внимание имеющееся обращение от нашего государства о невозможности обеспечения всех обязательств Конвенции по правам человека из-за военного положения.

Состояние войны не требует доказательств

– Почему это сделали только сейчас, если полномасштабная война длится более двух лет?

– Это не так. Впервые такой иск в Совет Европы Украина подала в 2015 году, когда РФ начала гибридную агрессию на востоке нашего государства. Во второй раз это было сделано в 2022 году с началом полномасштабной войны.

Сейчас это продиктовано необходимостью периодически уточнять все статьи и положения, соблюдение которых в полном объеме в настоящее время невозможно. Важно: во время последнего уточнения, состоявшегося в начале апреля, перечень прав был сокращен. То есть Украина не "закручивает гайки", а наоборот уменьшает количество возможных ограничений в правах.

Да, речь идет об отдельных положениях, разблокирование действия которых большинство украинцев, вероятно, не ощутят на себе (как в свое время не почувствовали и их блокирование), но сам факт обращения к Совету Европы по этому поводу демонстрирует уважение нашего государства к Конвенции и стремление придерживаться ее статей насколько это позволяют меры предосторожности.

– Существует категория граждан, аргументирующих свое неприятие подобных ограничений и требований тем, что в Украине официально не объявлена война. О чем идет речь?

– Да, это действительно интересный момент. На самом деле с 2014 года мы находимся в состоянии войны с Россией. Десять лет назад одно государство совершило акт военной агрессии против другого, нарушило его территориальную целостность и совершает военные преступления и преступления против человечества на его территории. Нападение РФ на Украину автоматически определяется как война. Этот факт не подлежит обсуждению и признан как Украиной, так и международным правом и сообществом.

В то же время, официального объявления войны со стороны одного государства относительно другого не состоялось. Более того, этого не происходило ни в одной стране мира с 1939 года, хотя за это время войны неоднократно вспыхивали в разных уголках земного шара. Причиной тому является то, что в 1945-м вступил в силу Устав ООН, в статье 2 которого содержится запрет даже угрозы применения силы в международных отношениях, не говоря уже о собственном применении. Государство, объявляющее войну другому, автоматически становится нарушителем Устава ООН и международного права.

Все мы хорошо помним утро 24 февраля 2022 года, когда Путин выступил со своим обращением о начале так называемой "специальной военной операции". Фактически он объявил нам войну, но его юристы позаботились о том, чтобы чисто формально звучало это иначе.

С нашей стороны объявлять войну России просто бессмысленно. Во-первых, мы станем нарушителями международного права. Во-вторых, не мы начали эту войну, мы жертва агрессии. В-третьих, факт пребывания Украины в состоянии войны не требует никаких дополнительных заявлений или доказательств. Украинское правительство и правительства десятков цивилизованных стран мира регулярно используют слово "война", обсуждая ситуацию в нашем государстве. В-четвертых, у нас есть ряд документов, где прямо указывается, что Россия совершила агрессию против Украины и начала войну.

Реакция Европы на закон о мобилизации

– Один из последних случаев частичного ограничения прав граждан Украины – принятие изменений в закон о мобилизации. По крайней мере именно так это воспринимают некоторые украинцы за рубежом. Как ваши коллеги в ЕС и США реагируют на происходящее вокруг этих законодательных изменений?

– Если речь идет об идее выдачи военнообязанных мужчин Украине, то здесь все сложно. Граждане нашего государства за границей находятся под действием двух юрисдикций: украинской и страны, в которой они фактически проживают. Соответственно, и соблюдать они должны законы обоих государств.

В то же время, власти страны фактического пребывания не могут депортировать этих граждан только потому, что они не выполняют требования законодательства своей Родины. Единственное исключение: если речь идет о совершенном дома преступлении и выданном ордере на арест. Впрочем, и в таком случае запрос на выдачу гражданина не обязательно будет исполнен.

Поэтому все, что могут сделать страны, где украинские мужчины скрываются от мобилизации, это изменить условия пребывания иностранцев на своей территории, условия предоставления убежища и статуса беженца. Хватать на улицах наших граждан и насильственно отправлять в Украину никто не будет.

– А как насчет отношения стран-партнеров Украины к самому явлению уклонения от службы?

– Конечно, для них удивительно видеть, как в их ресторанах отдыхают молодые и здоровые мужчины призывного возраста из Украины… В то же время, я не думаю, что это явление носит массовый характер. Да, есть те, кто пересек границу незаконным способом, но есть и те, кто уехал из-за неочевидных проблем со здоровьем, кто-то находится там в командировке, для кого-то основанием для отсрочки стали семейные обстоятельства.

Еще один момент: как правило, украинцы, давно проживающие за границей, не демонстрируют такой острой реакции на изменения в нашем законодательстве. Участники инцидентов в посольствах, чаще всего, являются новыми мигрантами или теми, кто действительно уклоняется от мобилизации и волнуется из-за возможных проблем с документами.

Главное, что должны понять украинцы: никаких репрессий к ним применяться не будет. Ограничения на получение консульских услуг являются временными и внедрены не как карательные санкции, а исключительно для того, чтобы не допустить хаоса и адаптировать систему к вступлению в силу нового закона. Это своего рода тайм-аут.