Как российская агрессия провоцирует домашнее насилие в Украине и где искать спасения

Читати українською
Автор
863
https://www.facebook.com/profile.php?id=100068920131621

Куда обращаться пострадавшим, чтобы получить поддержку и помощь

"Мне стыдно об этом говорить, и вообще, куда я пойду и на что буду жить?" "Он год был на передовой, ему очень тяжело сейчас, ну, бывает, срывается". "Страшно уйти – найдет и будет мстить, что бросила…" Такое слышишь в приватных разговорах от женщин, которые выбирают терпеть. "Сами разберутся, примирятся, она заберет заявление, а мне только бумажная суета из-за их распрей", — а такое можно услышать от полицейского, приехавшего на вызов о домашнем насилии. Найдутся и соседи, которые пристыдят: "Не надо сор из дому выносить", — или вообще вспомнят "сакральное" — "бьет — значит любит".

Война – это постоянные стресс и неопределенность, провоцирующие агрессию. Агрессию по отношению к себе или окружающим. Ментальные расстройства и срывы. Мировой опыт свидетельствует, что во время войны и после ее завершения уровень насилия, в том числе и домашнего, растет. Украина не исключение.

Конечно, у каждого потерпевшего от "домашней войны" есть выбор – проявить толерантность или признать за собой право на достоинство. Если пострадавший человек решается и выбирает свое здоровье и жизнь, то получает поддержку и помощь.

"Телеграф" собрал цифры, за которыми кроются страх и боль, и фактические доказательства того, что молчать и терпеть – не лучший выбор, что попросить о помощи – это проявление силы, а не слабости, а поддержка и спасение — не вывеска с пустыми словами.

Она его простила и на суде просила не наказывать

"Телеграф" проанализировал данные из Единого реестра судебных решений по приговорам за домашнее насилие, вынесенным за последние два года. На самом деле их достаточно много — поиск выдает около 3 тысяч приговоров, тем или иным образом связанных с этим преступлением.

Несмотря на то, что суды признают обидчиков виновными, часто речь идет о соглашении сторон и назначении срока лишения свободы, но условно, то есть с испытательным сроком. В приговорах в основном отмечается, что обвиняемый уже был привлечен к административной ответственности за то же домашнее насилие.

Достаточно распространены приговоры суда в виде общественных работ, кое-где речь идет об аресте на несколько месяцев. В частности, в одном из дел к общественным работам приговорена женщина, которая издевалась над своей матерью.

Впрочем, есть и единичные приговоры с реальным лишением свободы именно по ст. 126-1 УК (год тюрьмы и чуть больше). В целом же реальные сроки за решеткой получают те обидчики, которые нанесли потерпевшему телесные повреждения.

Есть дела, которые вызывают, как минимум, удивление. Например, женщина из Житомирской области, которой ее любимый — участник боевых действий — во время ссоры из ревности выбил глаз в прямом смысле и сделал инвалидом, просила суд не наказывать мужа, потому что он ухаживает за ней и вообще у них все хорошо. Суд частично согласился и назначил обидчику условный срок, несмотря на тяжесть преступления.

Половина потерпевших от насилия играют в "идеальную семью"

Несмотря на то, что существует множество "горячих линий" и "телефонов доверия", по которым можно обращаться за помощью с этой проблемой, стыд, неуверенность в своей правоте, стереотипное мышление и разнообразные клише, которые до сих пор имеют вес в обществе, мешают сделать шаг к собственному спасению.

"Телеграф" пообщался с руководителем Киевского Центра гендерного равенства, предотвращения и противодействия домашнему насилию Татьяной Зотовой, чтобы больше узнать о реальности, которую так трудно признать, а еще труднее – сказать о ней вслух.

"К нам за помощью обращается, наверное, половина из пострадавших. Зачастую уже в тех случаях, когда события начинают угрожать жизни и здоровью и терпеть дальше возможности нет. Решаются прийти, когда все это длится годами", — рассказывает Зотова, добавляя, что многие жертвы даже не понимают, что над ними совершается насилие.

Она отмечает, что те, кто впервые пережил насилие от сожителя или родственника, редко просят о помощи, "а зря, ведь со временем это превращается в игру в "идеальную семью" — эту картинку трудно разрушить собственными руками".

По словам Зотовой, многие женщины даже не знают, что есть не только физическое, но и психологическое, экономическое и сексуальное насилие. Сексуальное насилие женщины склонны воспринимать как свой долг — "должна соглашаться, потому что я жена".

Часто распознать насилие очень тяжело, особенно психологическое. Тотальный контроль – это насилие; хроническое неумение партнера признавать свою вину и переложение ответственности на другого – это не ок; давление в интимных отношениях – это насилие; наличие системы двойных стандартов и изменение поведения в зависимости от обстоятельств (партнеру может быть не разрешено то, что позволяет себе сам абьюзер (на людях отношение к партнеру показательно идиллическое) — это все о насилии… Но, как отмечает руководитель Центра противодействия насилию, все эти признаки — лишь малая толика того, что есть в абьюзивных отношениях.

"Доказать факт экономического и психологического насилия непросто, труднее, чем физическое или сексуальное. Однако это реально. Стоит лишь быть готовым что-то менять и обращаться к специалистам", — добавляет она.

Татьяна Зотова
Руководитель Киевского Центра гендерного равенства, предотвращения и противодействия насилию Татьяна Зотова

Военный вернется домой другим человеком

"Полномасштабная война провоцирует насилие — и это факт, с которым трудно спорить. Военные действия, безусловно, сопровождаются растущим напряжением в обществе и в отдельных семьях. Это следствие новостей, полных негатива, стресса и тревоги из-за российских обстрелов", — объясняет Зотова.

По ее словам, специалисты, непосредственно работающие с пострадавшими, видят рост более чем на треть преступлений, связанных с домашним насилием. Впрочем, руководитель Центра отмечает, что война обостряет проблему насилия в семьях, но крайне редко бывает первопричиной.

Также, как подчеркивает Зотова, увеличение зафиксированных фактов домашнего насилия, уголовных дел и приговоров – результат информированности людей и более профессиональной работы всех специалистов, которые задействованы в помощи пострадавшим и расследовании.

"Наблюдая за растущей статистикой, для нас стало важным предотвращать развитие насилия именно в семьях военных, которых становится в нашей стране все больше. Для этой категории мы создали Проект поддержки семей военных, в рамках которого наши психологи проводят группы поддержки, мастер-классы, терапевтические встречи и тренинги", — говорит руководитель Центра.

На тренингах, как объясняет Зотова, женщины, матери и дети-подростки психологи учат, как встречать воина, как с ним общаться, как выстраивать новые отношения. "Мы предупреждаем, что с войны вернется совершенно другой человек", — отмечает она.

Руководитель Центра подчеркивает, что пока инициативу построить новые экологические отношения с вернувшимся с фронта мужем берет на себя женщина, но важен и подход "свой среди своих": чтобы именно военные, побывавшие на таких встречах, рассказывали об этом проекте. Военнослужащие приходят в Центр со своими женами, матерями, как члены семьи, непосредственно же их ментальная реабилитация — забота именно военных психологов.

К этому проекту подключены и юристы, объясняющие членам семей о вызовах, стоящих перед ними, о том, как предотвратить насилие и что делать, если оно произойдет. "Разъясняем, что тот факт, что человек военный, не освобождает от ответственности за совершение преступления", — говорит Зотова.

Она уверяет, что эти встречи и тренинги – не о прийти и послушать скучную лекцию, психологи создают домашнюю непринужденную атмосферу, проводят телесную и арт-терапию.

Группа поддержки для семей военнослужащих
Группа поддержки для семей военнослужащих

Всего по Киеву, по данным местных органов власти, на конец прошлого года насчитывалось 100 тысяч семей военнослужащих. Кто-то из военных уже вернулся, кого-то семьи еще ждут.

Переселенцы – в зоне риска

Как правило, у пожилых людей, которые страдают от домашнего насилия, алко- или наркозависимые дети. Центр перенаправляет дедушек и бабушек в гериатрический пансионат, помогая им собрать необходимые документы.

Всего же в приюте Центра в прошлом году находились 38 человек. Кризисными комнатами воспользовались около 300 человек.

Еще одна категория людей, уязвимых для домашнего насилия, – переселенцы, которых в Киеве достаточно много, более 400 тысяч. Среди тех, кем занимается Центр, переселенцев 80%.

С внутренне перемещенными лицами, по словам Зотовой, тяжелая ситуация. Срок пребывания в кризисных комнатах Центра – до 20 суток, в приюте – до полугода. Многим из них вообще некуда возвращаться – они либо уехали с оккупированной территории, либо их жилье на деоккупированной территории было уничтожено захватчиками.

Переселенцы более склонны к насилию, потому что у них полностью меняется жизнь, перед ними встает много вызовов.

Муж сбежал от жены, потому что она тыкала в него ножницами

Подавляющее большинство тех, кто страдает от домашнего насилия – это женщины и женщины с детьми. Зотова отмечает, что мужчины в принципе редко обращаются за помощью в силу стереотипов. В 2023 году в кризисной комнате Центра находились 7 мужчин, а за психологической помощью обратились более 800 человек.

"У нас был пострадавший — он со своей сожительницей эвакуировался из Мариуполя в Киев. Они прошли трудный путь эвакуации, пережили много ужасов. Уже в Киеве женщина начала применять к своему мужу физическое насилие — ранила ножницами в ногу. Он обратился в полицию, полиция связалась с нами, мы разместили этого мужчину в комнате кризисного реагирования, где он находился 2 недели и получил всю необходимую помощь", — рассказала руководитель Центра.

Есть также факты обращения непосредственно от детей, информацию о таких случаях Центр сообщает Службе по делам детей и семьи, поскольку это их зона ответственности.

Что касается пожилых людей, то, по словам Зотовой, это отдельная тяжелая категория. Такие люди страдают как от сожителей, соседей, так и от своих детей. Чаще всего пожилые люди просят именно юридической консультации и не готовы обращаться в правоохранительные органы — "это же дети и внуки".

"К нам приходила женщина, которую выгнали из дому собственные дети, до этого она уже переписала на них квартиру. В таком случае мы можем предложить место временного безопасного пребывания и первичную юридическую помощь", — рассказывает руководитель Центра.

Алгоритм действий, когда твоя жизнь под угрозой

Люди, страдающие от домашнего насилия, в период обострений "отношений" крайне растерянны и не всегда могут мыслить рационально. Директор Центра дает пошаговую инструкцию действий.

"Если есть непосредственно угроза вашей жизни, то нужно обращаться в полицию по телефону 102. В каждом районе столицы есть мобильная бригада помощи по домашнему насилию, которая приедет. Полицейские составят протоколы, акты. Если существует реальная опасность оставаться дома, то полиция предлагает поехать в кризисную комнату, где с вами будут работать психологи, социальные работники, а самое главное, вы будете в безопасном месте", — рассказывает Зотова.

Она добавляет: "Если по тем или иным причинам не можете позвонить в полицию, то по номеру 1500 со стационарного телефона и 044 2721500 с мобильного психологи нашей службы доверия, которая работает круглосуточно, предоставят вам экстренную психологическую помощь или расскажут алгоритм действий, как себя вести и как поступить".

Также, как объясняет Зотова, в Киеве есть мобильные бригады социально-психологической помощи, но работают они только с пострадавшими. То есть, когда приезжает полиция, то сосредотачивает внимание на обидчике, полицейские сами связываются с мобильными бригадами и те уже работают непосредственно с пострадавшим.

Руководитель Центра рассказывает, что комнаты кризисного реагирования работают круглосуточно, а находиться там можно даже без документов. Пребывание в таких комнатах ограничено до 10 суток, а при необходимости – до 20. За этот период соцработник составляет индивидуальный план работы, определяет потребности пострадавшего человека. Если потерпевшему некуда идти, то его перенаправляют в приют, где можно находиться до полугода.

Прийти в себя в комфорте, чтобы потом изменить жизнь

Пострадавший от домашнего насилия человек вместе с ребенком может приехать в приют совершенно без ничего – комфортные комнаты с игрушками, кровать, постельные принадлежности, полотенца, средства гигиены, продукты питания, одежда и постоянная психологическая поддержка обеспечены. Адреса пребывания пострадавших держат в тайне, они не разглашаются, но на случай, если обидчик все же найдет, есть тревожная кнопка вызова полиции.

стол, диван, ванная комната
Фото с Facebook-страницы КГЦ гендерного равенства, предотвращения и противодействия насилию

"Бывают случаи, когда женщина попадает с детьми в приют и отдыхает месяц, второй, третий… Тогда наши работники мотивируют ее планировать свое будущее: полгода – это достаточное время, чтобы можно было устроиться на работу, собрать деньги, снять себе жилье и начать новую жизнь. Нужно, чтобы человек сам был готов изменить свою жизнь", — подчеркивает директор Центра.

Приют – название, которое не совсем подходит к местам пребывания пострадавших от домашнего насилия в Киеве, потому что имеет немного негативную коннотацию. Поэтому, как говорит Зотова, для этих помещений начинают использовать слово шелтер (shelter с англ. – убежище, укрытие). "Представители дипкорпуса, приезжавшие знакомиться с нашей системой противодействия домашнему насилию и помощи пострадавшим, говорили, что даже в Лондоне нет таких шелтеров, как в Киеве", — добавляет она.

Не молчи — безнаказанность порождает еще большее насилие

По словам Зотовой, абсолютное большинство обидчиков копирует модель поведения своих родителей и несет ее в свою семью. Единственный выход для жертвы спасти себя – выйти из круга насилия.

Однако, как отмечает директор Центра, есть такие женщины, которые не раз приезжают в кризисную комнату и возвращаются к обидчику, оправдывая себя тем, что "он такой только когда выпьет, а пьет только по пятницам".

Чтобы донести ошибочность таких мыслей, по словам Зотовой, пострадавшим рассказывают реальные истории: "4 года назад женщина после трехмесячного пребывания в приюте вернулась домой к своему обидчику вместе с 4-летней девочкой. Она ему простила, потому что у всех обидчиков якобы искреннее раскаяние "у нас чудесная семья, я обязательно изменюсь". Через некоторое время между ними возникает ссора, мужчина толкает женщину, она ударяется головой об угол стола и умирает. Когда приехала полиция, ребенок спал на мертвой маме, потому что очень хотел ее разбудить".

Когда пострадавший человек обращается за помощью и обидчик об этом узнает, то задумывается и уже не такой "смелый". Но если он не будет наказан, то найдет другую жертву, в следующих отношениях – если один человек выходит из круга насилия, то другой в него попадает. Поэтому, как отмечает руководитель Центра, очень важно не молчать и говорить о проблеме, ведь безнаказанность порождает еще большее насилие.

"Украине еще многое нужно будет менять и совершенствовать в законодательстве после ратификации Стамбульской конвенции. Но самое главное, что наши женщины начинают понимать: обидчики могут и будут нести ответственность", — резюмирует директор Центра.

В конце прошлого года ООН в своем докладе отметила ущемление прав женщин в Афганистане — правительство Талибана закрыло все государственные приюты для женщин, ставших жертвами жестокого обращения и насилия, и предложило пострадавшим тюрьму в качестве альтернативы шелтеру.

Утверждать, что наша страна имеет совершенно противоположное отношение к домашнему насилию, пока рано. Несмотря на сильное законодательство в защите прав потерпевших, самому украинскому обществу еще нужно определенное время. Время дорасти до уровня цивилизованного восприятия семейных отношений, понимания важности собственного ментального здоровья, своих прав, обязанностей и ответственности.

Юридическая составляющая страданий

Украина юридически определилась с приоритетом европейских ценностей и во время полномасштабной российской агрессии – в июне 2022 года – ратифицировала Стамбульскую конвенцию. Целью этого международного соглашения Совета Европы является предотвращение проявлений домашнего насилия независимо от гендера и привлечения обидчиков к ответственности. Правда, ратификация документа имеет определенные оговорки, связанные с войной и оккупированными территориями, там ответственность за любое насилие несет страна-агрессор.

Простыми словами эта ратификация означает, что у Украины есть полная поддержка цивилизованного мира в вопросах недопущения и противодействия домашнему насилию: государство становится на сторону потерпевшего и делает все, чтобы помочь тому, кто ценит свое достоинство и здоровье.

В правовом аспекте для обидчика предусмотрена административная ответственность (была усилена Верховной Радой в 2021 году), предписания, ограничения и контроль для предотвращения повторных случаев и уголовная ответственность (по ст. 126-1 Уголовного кодекса "домашнее насилие"). Для пострадавшего – многочисленные программы поддержки психологического, бытового, социального и юридического характера. Они функционируют на государственном и местном уровнях, неправительственные организации активно помогают пострадавшим.

Административная ответственность в виде штрафа и ограничений не всегда действенна и пропорциональна страданиям потерпевшего. Статья "домашнее насилие" существует относительно недавно (с 2019 года), и ее применение еще достаточно сырое, однако, как говорят юристы, практика набирает обороты. Эта статья позволяет ограничить или даже лишить свободы за моральные издевательства, то есть абьюзер может оказаться буквально за решеткой еще до того, как начнет избивать свою жертву.

Насилие в цифрах

Согласно данным департамента превентивной деятельности Нацполиции Украины, предоставленным "Телеграфу", за 10 месяцев 2023 года в Нацполицию поступило 243 тысячи 980 заявлений о нарушениях, связанных с домашним насилием, по сравнению с 2022 годом это на 20% больше.

статистика

Кто подавал эти заявления? Абсолютное большинство (76,5%) – женщины. Однако около 50 тысяч заявлений поступило от мужчин и почти 8 тысяч – от детей.

Административные протоколы полицейские составляли по каждому такому заявлению – по признакам домашнего насилия, насилию по признаку пола, неисполнению срочного запретительного предписания или несообщению о месте своего временного пребывания (ст. 173-2 админкодекса). Таким образом, только половина заявлений в полицию имела юридические последствия. Срочные запретительные предписания в отношении обидчиков составлены полицейскими в трети случаев домашнего насилия.

Всего на учете Нацполиции состоит более 100 тысяч обидчиков со всей Украины, а в 54 специализированных полицейских подразделениях противодействия домашнему насилию функционируют 63 мобильные группы реагирования на факты совершения домашнего насилия. Именно эти группы на протяжении 10 месяцев прошлого года более 66 тысяч раз выезжали на сообщения.

В октябре прошлого года генпрокурор Андрей Костин отметил, что во время войны такая проблема, как домашнее насилие, имеет тенденцию к обострению. По словам генпрокурора, только за 9 месяцев 2023 года было зарегистрировано более 5 тысяч уголовных правонарушений, связанных с домашним насилием, а пострадавшими на тот момент уже было более 4 тысячи 800 человек, подавляющее большинство из которых – женщины и дети.

Для сравнения: согласно данным, приведенным в Едином отчете об уголовных правонарушениях Офиса генерального прокурора, всего в 2022 году было учтено 3 тысячи 360 правонарушений, связанных с домашним насилием, более 3 тысяч были направлены в суд с обвинительными актами.

За весь прошлый год зарегистрировано уже 6 тысяч 805 таких правонарушений, около 6 тысяч дел были направлены на рассмотрение суда. В Офисе генпрокурора "Телеграфу" объяснили, что эти цифры свидетельствуют не только об увеличении фактов совершения домашнего насилия, но и о том, что общество стало более информированным — жертвы чаще стали обращаться в правоохранительные органы, а государственные и негосударственные институты прилагают много усилий, чтобы такие преступления не оставались латентными.

Еще немного цифр о самих обидчиках, тоже из данных прокурорских сводок. Подозрение именно по ст. "Домашнее насилие" в прошлом году получили 2198 человек, 23 из них были взяты под стражу. Среди обидчиков – 85 женщин, 11 иностранцев и 45 украинских военнослужащих (контрактников, срочников, мобилизованных, участников АТО).