Зеленый Клин на Дальнем Востоке. Почему в России высохло большое украинское "озеро"

Читати українською
Автор
5317
Посадка переселенцев на пароход «Херсон» в порту Одессы перед отправкой на Зеленый Клин
Посадка переселенцев на пароход «Херсон» в порту Одессы перед отправкой на Зеленый Клин

Крупнейшим "поставщиком" мигрантов на дальневосточные земли из Украины стали Полтавская и Черниговская губернии

Недавний указ президента Владимира Зеленского № 17/20924 "Об исторически населенных украинцами территориях Российской Федерации" вызвал интерес и дискуссии как среди политиков, историков, социологов, так и рядовых граждан нашего государства.

В материале "Украина вспомнила об украинцах в России. Почему выборочно и не слишком ли поздно" сайт "Телеграф" прежде всего обратил внимание на соседнюю Кубань и вообще Северокавказский регион РФ. Он является очень показательным с совершенно обрусевшим этническим украинским населением.

Сегодня мы расскажем о Зеленом Клине, или Закитайщине, – территории площадью почти в 1 млн кв. км на юге российского Дальнего Востока. Последние полтора века в истории Российской империи и ее правопреемников (СССР и РФ) эти земли были тесно связаны с судьбой украинских переселенцев. Зеленый Клин заселен в значительной степени и сегодня (а в некоторых районах и преимущественно) этническими украинцами и их потомками. Которые в большинстве своем уже не идентифицируют себя как украинцы…

Зеленая Украина, где "за Сибіром сонце сходить"

Речь идет о так называемой дальневосточной украинской диаспоре. Политическая и экономическая экспансия Московского государства на восток началась еще в XVI веке (походы Ермака). Первые переселенцы из украинских этнических земель в Сибири и на Дальнем Востоке – это в основном семьи ссыльных казаков, гайдамаков и священнослужителей.

После отмены в империи крепостного права в 1861 году с перенаселенных этнических украинских земель – в основном на Левобережье Днепра – начался процесс миграции в пределах Российской империи. Сначала это касалось в первую очередь ближайших к Украине территорий, плохо освоенных земель Поволжья, впоследствии Урала и Сибири.

"З кінцем XIX ст. був уже Кавказ здебільша заповнений людністю й не міг приймати більше імігрантів. Тоді українська кольонізація починає повертати на схід, до Азії, й туди мандрує український селянин і досі. Зміну напряму мандрівок із України видко найкраще на прикладі Полтавщини, яка брала дуже живу участь в еміграції. До 1876 р. на 100 виселенців ішло на Кавказ 89, і ледве 1 за Ураль до Азії; в рр. 1876-1893 бачимо числа 65 і 15, а в останніх роках XIX ст. (1894–1900) йшло ледви 13% виселенців на Кавказ, а всі инші до Азії" ("География украинских и смежных земель". Т.1. Общая география. Обработ. и отред. Владимиром Кубийовичем. Львов, 1938).

После подписания 1858 года Айгунского трактата с Маньчжурской империей Цин (которая уже более 320 лет владела Китаем) левый берег Амура от реки Аргунь до устья отошел к России и стартовал процесс заселения этих земель. С 1860-го российская власть уже распространялась на земли Приморского края со столицей во Владивостоке.

В 1863 году уроженцы Полтавской губернии основали село Троицкое. А уже в следующем году — Среднебельское и Новотроицкое неподалеку от Благовещенска, совсем рядом с границей. Из 100 тысяч жителей Амурщины (на 1883 год) украинцы составляли почти 28 процентов.

Переселенцы в Благовещенске. 1890-е годы. Открытка
Переселенцы в Благовещенске. 1890-е годы. Открытка

В апреле 1883 года из Одессы во Владивосток прибыли два парохода с 1504 жителями Черниговщины, которые основали девять сел. Инициатором переселения стал полковник Павел (Пауль Симон) Унтербергер, впоследствии инженер-генерал, губернатор Приамурской области Российской империи в 1905–1910 годах. Так началась массовая колонизация края. Агенты правительства ездили по украинским селам, обещали бесплатные земельные наделы (откуда и слово "клин"). Те, кто принял предложение, должны были иметь по 70 рублей на каждого переселенца. Дальше начинался многомесячный путь (до полугода и даже больше) в другой конец империи – до 10 тысяч километров! Однако не все пережили тяжелую дорогу в неизвестную даль.

Российский писатель Иван Бунин писал: "Небось и они все глядат в эту загадочную голубоватую даль: "Що воно таке, сей Уссурійський край?" А старый Шкуть, опершись на палку, надвинув на лоб шапку, представляет себе воз сына и с покорной улыбкой бормочет: – Я йому, бачите, і пилу, і фуганок дав… і як хату строїть, він тепер знає… Не пропаде! – Багато людей загинуло! – говорят, не слушая его другие. – Багато, багато!" (Рассказ "На край света", 1894). Интересно, что будущий нобелевский лауреат хорошо знал украинский язык (имение родителей находилось в Богучаре на Воронежчине, где большинство населения составляли украинцы), не раз использовал его в творчестве и переводил украинских авторов.

Украинцы в 1890-х годах работали на строительстве Китайско-Восточной железной дороги. Многие были участниками русско-японской войны 1904–1905 годов, которую царский режим считал легкой прогулкой. Но война завершилась катастрофическим поражением России и утратой китайской Маньчжурии, крепости Порт-Артур и южной части острова Сахалин.

Итак, с 1883 по 1905 год на Дальний Восток, по данным советского ученого Владимира Кабузана, из украинских губерний переехало 109 510 человек (63,4% всех переселенцев). Крупнейшим "поставщиком" мигрантов на дальневосточные земли среди украинских губерний стали Полтавская и Черниговская, где была сложная демографическая ситуация (перенаселение, большие семьи, а значит, проблемы с земельными наделами). В общей сложности с 1850-х годов до 1916 года из Украины в дальневосточные области, Амурскую и Приморскую, переселились более 276 тысяч человек (56,54% всех мигрантов).

Новые возможности для украинского движения

Культурная жизнь украинцев в Зеленом Клине развивалась, однако не хватало национально сознательной интеллигенции, многие крестьяне были неграмотны. Не будем забывать об антиукраинском характере царской власти. Даже создание в 1910 году в Никольско-Уссурийске общества "Просвіта" вызвало сопротивление местных властей, отказавших в регистрации.

Карта Зеленого Клина. 1920-е годы
Карта Зеленого Клина. 1920-е годы

А уже во время Первой мировой войны, в 1916 году, во Владивостоке отказались регистрировать Украинское общественное благотворительное собрание. В городах края украинцы стремительно русифицировались, в селах этот процесс был не столь быстрый. И сейчас на Дальнем Востоке сохранились десятки названий первых украинских поселений: Киевка, Новокиевка, Полтавка, Украинка (их три!), Хмельницкое, Хороль, Чугуевка, Нежин, Прилуки, Украинская Слобода, Кирилловка, Новокиевский Увал, Средняя и Верхняя Полтавка, Катеринославка.

Гораздо большие возможности открылись для украинского движения после Февральской революции 1917 года. Во Владивостоке более 1500 украинцев записались в "Громаду", выходила первая газета на украинском языке — "Украинец". А после большевистского октябрьского переворота в Петрограде ситуация на Дальнем Востоке кардинально изменилась. Уссурийские казаки, в большинстве своем этнические русские, поддержали белых. Среди украинцев были как красные партизаны, так и "вольные казаки", которые внимательно присматривались к ситуации на родине. В Хабаровске и Владивостоке прошли многолюдные Всеукраинские съезды. В ходе их заседаний даже выдвигали требования к правительству Украинской Народной Республики по признанию Зеленого Клина частью Украинского государства и выходу из состава России.

Местные украинские крестьяне не восприняли реакционный, шовинистический режим адмирала Колчака, поэтому украинизированные воинские части участвовали в свержении его власти во Владивостоке (в декабре 1919 года).

Украинская демонстрация во Владивостоке, 1918 год
Украинская демонстрация во Владивостоке, 1918 год

Затем на Дальнем Востоке шла война всех против всех, к тому же в крае находились иностранные контингенты (японцы, американцы, чехословаки, поляки…), время от времени вмешивавшиеся в ход Гражданской войны. С окончательным приходом к власти большевиков (октябрь 1922 года) значительная часть украинцев эмигрировала в Китай, в основном в Харбин.

В сетях русификации и ассимиляции

После недолгой украинизации/коренизации в некоторых районах Дальнего Востока в середине 1920-х годов московское правительство начало политику русификации и ассимиляции. Культурные потребности украинцев ограничили фестивалями, "шароварной" экзотикой типа местных "Сорочинских ярмарок"; о местной украиноязычной печати, радио и телевидении нечего было и говорить. Недолгий период возрождения украинской национальной жизни пришелся на период перестройки в СССР и начало 1990-х годов.

Статистика ясно свидетельствует, насколько Дальний Восток РФ полностью деукраинизирован. Еще в 1926 году во Владивостокском округе было 26,01% украинцев (148 768 человек), а уже в 1959 году в Приморском крае – 13,18% (182 004 человека). Данные переписи 2010 года просто впечатляют: 2,55% (49 953 человека).

В Хабаровском крае ассимиляция украинцев достигла катастрофических пределов: если в 1926 году (еще в округе) там было примерно 25% украинцев (более 150 тысяч человек), то в 2010 году — уже 1,99% (26 803 человека). А по данным переписи 2021 года, в Хабаровском крае украинцами себя назвали только 0,55% населения (7 170 человек). И хотя полного обнародования результатов последней переписи по регионам РФ так и не произошло, но и невооруженным глазом видно, как усыхает полноводное в прошлом украинское "озеро".

Большинство украинцев Дальнего Востока стали россиянами, молодые люди записывают детей как представителей титульной нации государства. И этот процесс приобретает печальные и неотвратимые черты. Однако это общая тенденция: большинство украинцев в путинском государстве уже считают себя россиянами. В 1926 году на территории Российской Федерации проживало 7,87 млн украинцев (почти 8%). В 2010 году их число сократилось до 1 927 988 (1,35%).

*Об истории еще двух крупных регионов с немалыми украинскими анклавами (Серого Клина на юго-западе Сибири в РФ и в северном Казахстане и Желтого Клина в российском Поволжье) читайте на "Телеграфе" в ближайшее время.