Если всех бронировать, кто будет воевать? — Даниил Гетманцев о мобилизации и налогах для ФОПов

Читати українською
Автор
8519
Если всех бронировать, кто будет воевать? — Даниил Гетманцев о мобилизации и налогах для ФОПов Новость обновлена 12 июня 2024, 13:55

Насколько реально "экономическое" бронирование в нынешних условиях

"Телеграф" публикует вторую часть большого интервью с главой парламентского комитета по вопросам финансов и налоговой политики Данилом Гетманцевым.

Напомним, в первой части Даниил Гетманцев раскрыл интригу с деньгами и налогами — действительно ли в украинском бюджете огромная дыра, как ее можно залатать и нужно ли украинцам готовиться к повышению налогов, в частности, НДС, военному сбору, акцизу на автомобильное топливо. Гетманцев намекнул, что есть и другие "варианты на столе".

Вторая часть интервью не менее интригующая. Что будет с ФОПами, кто попадет в "Клуб белого бизнеса" и какие бонусы будет гарантировать этот статус? Что будет с мобилизацией, появится ли возможность у предпринимателей "откупиться" самим и забронировать за деньги персонал? Кстати, а сам Гетманцев уже обновил свои военно-учетные данные, как того требует новый закон о мобилизации?

ФОПы и границы

— Каких изменений малые предприниматели могут ожидать в ближайшее время, кроме повышения военного сбора?

Чего ФОПам ожидать сейчас? Пока никаких перемен. Мы не будем реформировать систему единого налога до конца войны. Мы об этом говорили, мы это подтверждаем, и здесь не о чем рассуждать дальше.

Я видел в СМИ эту очередную волну о новой системе единого налога. Кто-то наконец прочитал Нацстратегию доходов, которая была опубликована в декабре прошлого года, и в мае этого года решил разместить топ-новости о ФОПах, которых будто бы будут реформировать. Я удивился, если честно. Сделали на ровном месте сенсацию без каких-то для этого оснований.

На самом деле в Нацстратегии доходов речь идет о реформировании системы единого налога, но это уже второй (подчеркиваю) этап, который будет только после завершения первого — реформирования таможни и налоговой. Всё это будет уже после войны. Так что сейчас вообще не о чем говорить.

— Вы много говорите о так называемом "Клубе белого бизнеса". Зачем нужен этот клуб, кто в него может попасть и какие выгоды для бизнеса и государства? Когда могут принять законопроект о "Клубе белого бизнеса"?

Мы не только говорим, мы сейчас готовим ко второму чтению законопроект на эту тему. Имеющиеся в нем принципиальные моменты касаются создания четких, прозрачных правил для бизнеса, выполняя которые, он сможет получить меньше налогового контроля. Эти правила должны быть так просты, чтобы их можно было сосчитать на калькуляторе любому.

Если у тебя налоговая нагрузка выше, чем средняя по отрасли, опубликованная налоговой на сайте, ты уже понимаешь, что являешься членом "Клуба белого бизнеса". Если у тебя заработная плата выше средней по отрасли, ты член "Клуба белого бизнеса". И тогда тебя не проверяют в рамках документальных проверок. Тогда проверки с возмещением НДС занимают 5 дней, а не 40. То есть у тебя есть целый ряд преференций, связанных с рискоориентированным контролем.

Меньший риск – меньший контроль. Мы это делаем по предложению самого бизнеса. С его стороны существует огромный запрос на признание белым, то есть работающим честно и прозрачно. На сегодняшний день и в обществе существует огромный запрос на признание бизнесов белыми. Потому что надлежащая уплата налогов – это и есть наивысшее проявление патриотизма бизнеса. И этот закон позволяет нам такое делать.

— Как разблокировка границ повлияла на таможенные платежи?

Там очень линейная связь. Как только разблокировка состоялась, таможня сразу начала перевыполнять планы поступлений в государственный бюджет. Мы сейчас получаем около 49 миллиардов гривен в месяц. В мае, например, перевыполнение плана – на 5 млрд.

Здесь мы видим определенные улучшения, хотя за счет контрабанды, безусловно, потенциал еще очень большой — более 100 миллиардов в год.

Учреждение развития

— Вы зарегистрировали в Раде проекты по созданию Национального учреждения развития. Что изменится с их принятием? Как будет работать новая структура? Что получат от нее бизнес и простые граждане? Главное – откуда она возьмет деньги?

Чтобы было понятнее, я расскажу более подробно об одном из возможных направлений работы. У нас есть огромный запрос бизнеса, в том числе релоцированного, на кредитование тех проектов, которые являются рисковыми для банковской системы.

Банковская система, руководствуясь нормативами Национального банка, вынуждена отфильтровывать предложения по предоставлению кредитов, которые влекут за собой повышенные риски. Другими словами, такому бизнесу просто отказывают. Именно поэтому мы считаем, что экономика нуждается в создании учреждения, которое через банки осуществляло бы кредитование проектов с повышенным уровнем риска.

Но это не единственная задача. Главное, что будет отличать новое финансовое учреждение от других – это его специальный статус (мандат) на обеспечение финансовой поддержки развития и восстановления Украины. Это могут быть проекты по восстановлению, как во время, так и после войны, в приоритетных сферах, в частности в ВПК, общественно важные проекты, которые в силу разных причин не интересны традиционным банкам и финансовым учреждениям.

А Национальное учреждение развития – потому, что имеет неприбыльный статус, — сможет выпускать специальные гарантированные государством облигации, будет иметь доступ к более дешевому донорскому финансированию, пользоваться пониженными регулятивными нормативами. Сможет брать на себя функцию финансирования таких проектов, компенсировать часть рыночной стоимости таких услуг, поддерживая тем самым специальные определенные в законе целевые группы бизнеса и населения.

Даниил Гетманцев
Даниил Гетманцев: "Не считаю мобилизацию основным фактором безработицы и дефицита кадров"

В Германии подобное учреждение называется KfW. Оно было создано после Второй мировой войны, и через него направлялась часть средств на восстановление. Мы взяли это учреждение в качестве примера, усовершенствовали, перенесли на свою почву, согласовали основные принципы с Нацбанком и Минфином. И считаем, что это учреждение в основном должно действовать как банк банков, предоставляя финансирование для банков и других финансовых учреждений. Но есть случаи, когда финансирование будет предоставляться напрямую.

Источники поступлений средств будут разными – и бюджет, и помощь международных партнеров. Например, в этом году из бюджета 45 миллиардов гривен направлено на поддержку бизнеса, а с принятием нового закона они будут направлены через это учреждение. Лимитов по средствам у нас нет – чем больше, тем лучше.

Напомню, что у нас план развития предполагает привлечение 700 миллиардов долларов в течение 10 лет. Бизнес получит сниженный процент, и главное — он вообще получит кредитование. Потому что есть такие случаи, когда у предпринимателя имущество осталось на оккупированной территории, под него, конечно, ни один банк не дает кредит. Более того, если бизнес уже закредитован под это имущество, требуют возврата денег, потому что, мол, нет залога. И что – идти в банкротство? Вот такие кейсы в том числе будет решать новое учреждение.

Мобилизация и бронирование

— Как новый закон о мобилизации повлиял на таможенные платежи? Транспортные компании жалуются, что водители отказываются выходить в рейсы или даже бегут за границу…

Мы никаких ухудшений не видим. Думаю, что в конце концов рынок приспособится.

— Недавно в Украине обсуждали возможность "экономического бронирования". Опрошенные "Телеграфом" предприниматели говорили, что готовы платить за бронирование специалистов даже больше чем 20 тысяч в месяц. Но потом появилась информация, что от этой идеи отказались. По вашему мнению, не стоит ли все же запустить этот или подобный механизм?

Любые исключения из общих правил мобилизации несправедливы. Мы понимаем, что, скажем, высококвалифицированному слесарю на оборонном предприятии мы должны дать бронь. Иначе мы подорвём обороноспособность страны. Поэтому здесь это обоснованно.

А если говорить о брони за деньги, то она, по-моему, порождает целый ряд дискриминаций. Дискриминация по профессии, по месту жительства (в селах меньше зарплаты). Даже дискриминация по возрасту, потому что более молодой имеет меньший опыт и меньшую зарплату. Все это подрывает основы общества, которое и так находится сейчас в жестком психологическом кризисе.

— Поговаривают, что Минэкономики предлагает бронировать бенефициаров частных компаний?

Я считаю такое исключение абсолютно безосновательным и прямо дискриминирующим людей по имущественному признаку. Понимаю, что предприятие не может работать без слесаря или директора, но почему без владельца акций, да еще и не прямого, даже оборонное, не понимаю.

Это очень циничная попытка освободить от мобилизации самых богатых. Не верю в то, что данное решение поддержит КМ.

— Как на украинскую экономику влияет жесткий дефицит кадров? Есть ли пути его преодоления и какие?

По оценкам Нацбанка на основе методики МОТ, у нас по итогам 2023 года безработица была на уровне 19%. Но с другой стороны, у нас дефицит кадров. О чем это говорит? О том, что дефицит касается в основном квалифицированных работников. Тех работников, которые, к сожалению, в том числе стали ВПЛ и не могут найти работу на новом месте, где отсутствует соответствующая экономическая база, или нашли себя за границей. Это называется структурная безработица.

Я не считаю мобилизацию основным фактором безработицы и дефицита кадров. Если у нас сегодня в армии чуть больше миллиона, то только за границей 6—7 миллионов, из них трудоспособных – точно треть. Поэтому миграция является более значимым фактором для усиления безработицы. Страдает ли от этого экономика? Она страдает по причине многих обстоятельств. Самое главное – это линия фронта, которая увеличивается, к сожалению. Миграция, внутренние перемещения – это негативно влияет на экономику. И мобилизация в том числе оказывает негативное влияние.

— Вы лично какие пути компенсации экономических потерь от мобилизации видите? Конечно, человек, много тратящий, имеет более положительное влияние на экономику, чем бедные сограждане. Но никто не имеет права решать, чья жизнь важнее. Так что "экономическое бронирование" логично, но, безусловно, несправедливо. Что об этом думают депутаты, с которыми общаетесь?

Не знаю, уместно ли сейчас говорить о каких-либо компенсациях вообще. Понятно, что для этого нет ни возможностей, ни наверняка оснований. Мобилизация – проблема для всех. Не только для бизнеса. Любая структура, нет разницы – волонтерская, частная или государственная, — ощущает последствия мобилизации. У каждого есть вполне понятное желание забронироваться или забронировать своих работников.

Но если все забронируются, то кто тогда будет воевать? Поэтому я выступаю за очень взвешенный справедливый подход в этом контексте с минимальным количеством исключений, потому что чем больше будет исключений, особенно тех, которые не подкрепляются логическими аргументами и обоснованием, тем больше они будут считаться обществом несправедливыми.

— Когда вы обновили свои данные в реестре "Резерв+"?

В первую же неделю работы системы. Все сработало на "отлично".