Кровавая жатва Колиивщины: почему польская шляхта восстала против России, но потеряла Украину

Читати українською
Автор
4590
Иллюстрация Афанасия Сластиона к поэме Тараса Шевченко "Гайдамаки". Издательство Алексея Суворина, 1886 год
Иллюстрация Афанасия Сластиона к поэме Тараса Шевченко "Гайдамаки". Издательство Алексея Суворина, 1886 год

В СССР Зализняка и Гонту считали символами классовой борьбы, а историки в диаспоре – государственниками

Сопротивление украинского православного населения польскому национальному и религиозному гнету на юго-восточных территориях Речи Посполитой с новой силой развернулось в 1710-е годы, сначала на Волыни и Западном Подолье, и получило название "гайдаматчина". Впоследствии оно охватило практически все украинские этнографические земли Польско-Литовского государства, которое ослабевало с каждым годом и стремительно приближалось к катастрофе: трем разделам соседними государствами – Российской и Австрийской империями и Прусским королевством, — которые произошли в конце XVIII века.

Шляхта называла "гайдамаками" (от турецкого слова "гайда" – гнать, преследовать) украинских повстанцев, не желавших покоряться произволу польских власть имущих, католического и грекокатолического клира. Гайдамаки называли себя защитниками веры предков – православной – и главными врагами считали поляков и евреев. Они часто не гнушались разбойничьими наездами на латифундии магнатов, шляхтичей и мещан. По мнению украинского историка Алексея Сокирко, они были своего рода "флибустьерами — пиратами, которые действуют на суше".

Искра кровавой борьбы

Небольшой отряд гайдамаков 26 мая (6 июня) 1768 года отправился в поход из знаменитого урочища Холодный Яр вблизи Чигирина Черкасской области. Базой восстания стал Мотронинский монастырь. Что же побудило сначала 70 вооруженных мужчин, в основном казаков из надворной милиции, запорожцев и сотни селян, к которым по пути в города и местечки Правобережной Украины (Киевского и Брацлавского воеводства) присоединялись тысячи людей, чтобы начать кровавую борьбу?

"Роль искры суждено было исполнить Барской конфедерации. Руководствуясь лозунгом "обороны веры и вольности", баряне насильно сгоняли людей в Канев, Чигирин и Смелу и заставляли присягать на верность конфедерации. Экзекуции пали также на головы "новосхизматиков" (грекокатоликов, вернувшихся к вере предков. – С. М.): их угрожали "вырезать до основания".

Как повествует одна из тогдашних жалоб, написанная мещанами Канева, конфедераты "совершали по всей Украине разные жестокости и беспорядки, поэтому в результате таких непристойных поступков дали повод для гайдамачества…" – пишет украинский историк Наталья Яковенко в книге "Нарис історії середньовічної та ранньомодерної України".

Барская конфедерация – это движение польских шляхтичей, выступивших против политики короля Станислава Августа Понятовского, ставленника Российской империи и бывшего любовника императрицы Екатерины II, избранного в 1764 году королем Речи Посполитой. Конфедераты выступили против влияния российских властей на политику уже умирающего, полузависимого государства, а также встали на защиту шляхетских прав и католицизма. Однако их главной целью стали православные украинцы.

Варшавское правительство находилось под неизменным давлением Санкт-Петербурга. Поэтому принятие сеймом фактически под дулами российских военных закона о правах так называемых диссидентов (православных украинцев и белорусов) переполнило чашу терпения ортодоксальных католиков, выразителями которых стали барские конфедераты. Это привело фактически к гражданской войне на территории восточной части государства. Тарас Шевченко так описал начало восстания:

"Задзвонили в усі дзвони

По всій Україні;

Закричали гайдамаки:

"Гине шляхта, гине!

Гине шляхта! Погуляєм

Та хмару нагрієм!"

Зайнялася Смілянщина,

Хмара червоніє.

А найперша Медведівка

Небо нагріває…" ("Гайдамаки", 1841)

"Золотая грамота" императрицы Екатерины II

Портрет Максима Зализняка. Неизвестный художник. Конец XVIII века
Портрет Максима Зализняка. Неизвестный художник. Конец XVIII века

Еще весной 1768 года в урочище Холодный Яр запорожского казака Максима Зализняка избрали казацким полковником. Среди селян ходили слухи о "Золотой грамоте" императрицы Екатерины II с призывом уничтожать польскую шляхту и ксендзов. Повстанцы постепенно овладели многими городами на "польском" Правом берегу Днепра — Жаботином, Смелой, Черкассами, Богуславом, Каневом, Лысянкой. Шляхтичи и тысячи мирных жителей бежали в хорошо укрепленный город Умань, принадлежавший влиятельному магнату Франтишеку Салезию Потоцкому.

Сам магнат сбежал на запад, оставив гарнизон во главе с Рафалом Младановичем из примерно тысячи регулярных военных, нескольких сотен конфедератов и надворных казаков во главе с сотниками Иваном Гонтой и Пантелеймоном Уласенко. Однако последние неожиданно перешли на сторону повстанцев. Гонта был в милости у магнатов Потоцких, получив в пожизненную собственность два села – Россошки (родное село) и Орадовку. Так что нельзя сбрасывать со счетов и его честолюбие во время столь неожиданного решения…

Уманский сотник Иван Гонта. Художник Сергей Васильковский, до 1917 года
Уманский сотник Иван Гонта. Художник Сергей Васильковский, до 1917 года

9(20) июня гайдамаки взяли Умань в осаду. Штурм состоялся на следующий день и длился всего несколько часов. Сначала повстанцы взяли крепость, а затем началась настоящая резня: ловили и убивали шляхту, мещан, пленных военных и евреев, иезуитов и украинцев-униатов. По очень приблизительным данным, были замучены и убиты от двух тысяч (канадский историк Орест Субтельный) до 12—15 тысяч человек (польские и еврейские историки). Вот свидетельство одного из еврейских летописцев: "Все евреи закрылись внутри синагоги… В конце концов разбойники привезли пушку и ядрами стреляли по синагоге… Убили тысячи евреев, их кровь переливалась за порог синагоги…"

Ненависть к богатым и тем, кто занимался притеснениями православных, копилась веками. Однако убивали и бедных поляков, евреев, а также украинцев, которые были уже не одно поколение католиками или грекокатоликами.

В Умани повстанцы созвали совет, на котором Гонту провозгласили уманским полковником, а Зализняка – гетманом Украины. И уже после событий в Умани российские имперские власти проявили свое настоящее лицо, хотя "плетение петербургской интриги разгадали уже современники".

Лагерь гайдамаков. Художник Юлиуш Коссак, до 1899 года
Лагерь гайдамаков. Художник Юлиуш Коссак, до 1899 года

По мнению секретаря французского посольства в Санкт-Петербурге Шарля Рюльера, автора книги "История анархии в Польше", главной причиной кровопролития "стали провокационные действия российских властей, которые через посредство православного духовенства умышленно возбудили вспышку религиозного фанатизма среди украинских селян и казаков, усиленную социальной ненавистью", пишет Наталья Яковенко.

Так, знаменитый украинский православный деятель Значко-Яворский (Матвей Мельхиседек) выступил моральным авторитетом в самом начале восстания, якобы передал "Золотую грамоту" Зализняку, однако затем вернулся на "российский" Левый берег Днепра и занимал важные должности в церковной иерархии.

Трагичная судьба Зализняка и Гонты

Итак, императрица сама же и решила покончить с восстанием. Сначала российские войска помогали королевским подавлять сопротивление отрядов конфедератов, а затем решили оказать помощь варшавскому правительству в борьбе с гайдамаками. То есть это был еще один шаг к предстоящему захвату Правобережной Украины, своего рода "мечению" территории.

Уже во второй половине июня 1768 года россияне объединили свои усилия с польской регулярной армией и начали методически уничтожать разбросанные отряды гайдамаков. 26 июня (7 июля) они оцепили близ Умани их главный лагерь и вызвали якобы на переговоры предводителей – Максима Зализняка, Ивана Гонту и Семена Неживого. Полковник Гурьев приказал донским казакам арестовать их. Мгновенно были разоружены и несколько тысяч гайдамаков, которые явно не ожидали такого развития событий.

Интересно, что советские историки считали главных лидеров восстания (Зализняка и Гонту) своего рода символом классовой борьбы, а вот украинские историки в диаспоре – государственниками. Однако это, конечно, абсолютное преувеличение, и даже сравнивать это движение с временами Богдана Хмельницкого нет смысла.

Максим Зализняк почему-то считался российским подданным, и выездной трибунал вынес такой приговор: "Его, Железняка, яко главного нарушителя пограничной тишины, колесовать и живота положить на колесо, но вместо того, отменяя оное, в ныне употреблямое самонайважнейшим преступником наказание бить кнутом – дать сто пятьдесят ударов и, вырезав ему ноздри и поставя на лбу и на щеках указанные знаки, сослать в Нерчинск в каторжную работу вечно".

В конце июля вместе с 73 соратниками он был приговорен к избиению батогами, клеймению с вырыванием ноздрей и пожизненной ссылке в Сибирь. Во время этапа в слободе Котельва на Полтавщине Зализняку с несколькими гайдамаками удалось скрыться. Однако ненадолго: его поймали и отправили в Нерчинск, где он умер.

Судьба бывшего сотника уманской дворовой милиции Ивана Гонты была не менее трагична. Как подданный Речи Посполитой, он после нечеловеческих двухнедельных пыток, которые выдержал с честью ("От говорили, що буде боляче, насправді ж крихти не болить!"), был казнен в селе Сербы (ныне Гонтовка) возле Могилева-Подольского.

Зализняк и Гонта продолжали жить в народных думах, балладах, преданиях. Тарас Шевченко, уроженец Черкасской области, написал знаменитую поэму "Гайдамаки". Она стала данью романтической традиции в украинской литературе.

Иллюстрация Афанасия Сластиона к поэме Тараса Шевченко Гайдамаки. Издательство Алексея Суворина, 1886 год
Иллюстрация Афанасия Сластиона к поэме Тараса Шевченко "Гайдамаки". Издательство Алексея Суворина, 1886 год

Польские королевские войска с невиданной жестокостью расправились с повстанцами. Публичные казни гайдамаков произошли в городке Кодня (около 300 человек) на Житомирщине и в селе Сербы (около двух тысяч).

В восстании, которое впоследствии назвали Колиивщина, "приняли участие православные казаки, мещане и селяне, которые, поощряемые российским правительством и православным духовенством, восстали против католической шляхты, вызвав опасения относительно этнических и религиозных чисток масштаба 1648 года — первого года восстания Хмельницкого.

Как и в 1648 году, жертвами восстания стали польские шляхтичи, католическое и униатское духовенство, а также евреи… Католические повстанцы хотели создать католическое государство без российского влияния, в то время как православные стремились к казацкому государству под юрисдикцией России. Евреи же хотели, чтобы их оставили в покое. Ни одна из групп не получила того, к чему стремилась", – пишет профессор истории Гарвардского университета Сергей Плохий в книге ""Брама Європи. Історія України від скіфських воєн до незалежності".

Гайдамаки. Советский лубок, 1927 год
Гайдамаки. Советский лубок, 1927 год

Гайдамацкое движение на Правобережье, где российские войска вместе с польскими его беспощадно искореняли, длилось еще несколько лет. А с разрушением в 1775 год Запорожской Сечи на Левобережную часть Украины окончательно легла тяжелая ночь порабощения московитами, так что о какой-то автономии в составе империи Романовых уже нечего было говорить.

*Название Колиивщина, вероятнее всего, берет свое начало от польского словосочетания "slużba kolejna", что означало несение надворной казацкой службы при магнатских поместьях. То есть Колиивщина – это восстание надворных казаков.

Впрочем, по мнению других историков, название восстания происходит от украинских слов "кол" (который был оружием части повстанцев) или "колоть" или "колий" (забойщик), то есть головорез.