Не влиятельны и без будущего. Чем живут последние мажоритарщики в Украине

Читати українською
Автор
811
Верховная Рада
Верховная Рада. Фото facebook.com/verkhovna.rada.ukraine

Большинство из них хотело бы составить депутатский мандат.

В Верховной Раде IX созыва сейчас работают 186 депутатов, избранных избирателями в конкретных округах. Это последние мажоритарщики в истории украинской политики. Ведь следующие выборы в парламент должны быть проведены по пропорциональной системе с открытыми списками.

И это неприятная новость для тех политиков, которые годами выбирались на своих округах, используя все (законные и незаконные) методы для этого. Мажоритарщики в парламенте были как отдельная каста, к которым лидеры фракций искали подход, чтобы получить их голоса за нужные законы в обмен на субвенции их округам.

Депутаты без округов

В настоящее время эта группа депутатов утратила свой авторитет. Не только из-за нового Избирательного кодекса, но и из-за войны. К примеру, некоторые парламентарии остались без округов из-за российской оккупации. Шесть депутатов, избранных по Луганской области, не могут представлять свои округа. Это касается и тех, кто был избран в Донецкой, Херсонской, Запорожской областях, территории которых захватила Россия после 24 февраля 2022 г.

Формально эти депутаты остаются в парламенте. Но неформально у коллег есть вопросы, касающиеся их работы сейчас. "Ты можешь делать вид, что работаешь в Киеве, Днепре, Харькове с переселенцами. Но мы понимаем, что это очень абстрактно", — рассказывает собеседник "Телеграфа" в парламенте.

Поэтому большинство из них либо занимаются законодательной деятельностью, либо приходят исключительно голосовать.

Забирать мандаты у них не планируют. В руководстве Рады не хотят допустить, чтобы в зале осталось менее 300 голосов. Потому что тогда поднимется вопрос легитимности ВР.

Сергей Вельможный, парламентарий от депутатской группы "Доверие", состоящей из мажоритарщиков, представляет один из округов в Луганской области, который с 2022 года находится под российской оккупацией. Он рассказал, что за депутатский мандат не держится. Но "каждый сложенный мандат образует большие риски для эффективной работы властных институтов нашего государства".

Он уверяет, что продолжает напрямую общаться со своими избирателями из Луганщины через соцсети или в телефонном режиме. Но в большинстве своем его работа сфокусирована на парламентской деятельности — голосование за законопроекты, участие во временно следственных комиссиях, подготовка законопроектов, направленных на улучшение положения переселенцев в Украине.

Неудобные депутатства

У нардепов с округами ситуация получше, но тоже непростая. После потери субвенций представители "Слуги народа" (СН) начали налаживать контакт с местными властями, особенно с руководителями областей. Многих интересовали личные вопросы – назначить нужного человека на какой-нибудь важный пост в регионе.

Как рассказывает источник "Телеграфа" в окружении главы государства, в начале войны бывший замглавы Офиса президента по региональной политике Кирилл Тимошенко запретил областным руководителям коммуницировать с парламентариями, в том числе и с нардепами провластной фракции. Поэтому были постоянно распри на заседаниях фракции.

Ситуация стабилизировалась уже с назначением Алексея Кулебы. "Он немного поправил эту динамику, и оно лучше стало. Где-то начали общаться с депутатами, но в некоторых областях сохраняется плохое отношение. Губернаторы очень осторожны в таких моментах, потому что они тоже понимают, что, в принципе, уже в конце созыва Верховная Рада — не особо авторитетный орган", — говорит наш собеседник.

Но в СН не спешат говорить о массовом желании сложить мандаты среди их мажоритарщиков. Чего не скажешь о представителях депутатских групп "За будущее" (часто называют "За майбах") и "Доверие", состоящих из депутатов, избранных на округах.

"Они устали, оно им не нужно. Ты не можешь уехать за границу, у тебя куча ограничений. Тебе нужно дважды в месяц приезжать голосовать в ВР. Ты ничего не можешь привезти на округ, здесь у тебя нет никаких плюшек", — передает атмосферу один из депутатов, пожелавший не указывать его имя.

С этим не согласен депутат от "Доверия" и ее лидер Олег Кулинич. В интервью "Телеграфу" он заявил, что желающих сложить мандат в его группе нет. Так же он не наблюдает усталости среди коллег:

"Какая может быть усталость, когда я постоянно общаюсь с военными и вижу, в каких они условиях работают. Как морально у меня может быть усталость? От чего усталость? Ты здесь на страну работаешь. Если все оставят мандаты, кто будет в парламенте? Мы ведь не останемся без Рады".

Но источник "Телеграфа" утверждает, что эти две группы поставили условие – они могут присутствовать только два-три дня в месяц максимум по четыре часа в пленарные дни. "Как только проходят эти четыре часа, они покидают ВР. Это на парламентском жаргоне называется "мы потеряли потенциал", — рассказывает наш собеседник по СН.

Кулинич уверяет, что это не их прихоть. Решение о рабочем графике принимают все фракции на согласительном совете, где формируют повестку дня пленарной недели.

"Когда нужно, мы будем работать до вечера или до ночи", — добавляет он.

Взаимодействие с властью

Однако иногда "Доверие" и "За будущее" нужны монобольшинству, ведь дают голоса за важные законопроекты, если внутри СН не хватает собственных. По информации "Телеграфа", с группами общается лидер фракции Давид Арахамия и его заместитель Андрей Мотовиловец, или глава Офиса президента (ОП) Андрей Ермак. Последний больше общается с бенефициарами групп. Например, как со спонсором "Доверия", агробизнесменом и президентом холдинга Kernel Group Андреем Веревским.

"Но "За майбах" часто голосует, как им хочется. "Доверие" ведет себя более слаженно", — делится депутат, знакомый с ситуацией.

Депутат Кулинич подтверждает свою коммуникацию с Арахамией, называя их отношения "дружественными". Но это не мешает группе отказываться голосовать за какие-либо законодательные инициативы, если они их не устраивают.

"Они (СН) всегда спрашивают, какая моя позиция по тому или иному вопросу. Я говорю, за какие законопроекты мы не будем голосовать. В большинстве случаев, когда скажем, что мы "минус", этот вопрос просто не выносят в зал. В частности, если это касается экономики или каких-либо таких вещей", — рассказал он "Телеграфу".

Лидер "Доверия" говорит, что также на контакте с Ермаком. С ним больше обсуждает "некие глобальные вещи по поводу войны". Хотя опровергает влияние главы ОП через Веревского. Кулинич утверждает, что бизнесмен не имеет никакого отношения к депгруппе и не вмешивается в ее работу.

"Телеграф" также обратился за комментарием к группе "За будущее", но не получил ответа.

Вопросы предстоящих выборов

Несмотря на то, что некоторые депутаты этих групп хотели бы сложить мандат, их лидеры уже задумываются над будущим в следующем созыве ВР.

"За будущее" уже начали нащупывать почву и предлагать СН сотрудничество. "Они нам предлагают делать блок из нашей партии с ними. Но лично президент не в восторге от этой идеи. Какой блок со "староверами", которые в парламенте уже 20 лет сидят, и привели страну туда, куда привели. Последний раз мы об этом с ним говорили весной 2022 г., сейчас этот вопрос вообще не на повестке дня", — сказал "Телеграфу" один из участников дискуссий.

Что точно говорят в парламенте – даже после войны мажоритарная избирательная система не вернется. И для многих депутатов – это вызов.

Нардеп Вельможный считает, что мажоритарка должна остаться.

"Избиратели могут достучаться, позвонить по телефону, обратиться к своему мажоритарщику, который 100% ответит и поможет. Если об этом спросить наших граждан, я считаю, что каждый из них скажет, что лучше, когда они знают, за кого голосуют, за морально-деловые качества, потому что лучше за человека голосовать", — прокомментировал он "Телеграфу".

Но пока в Украине идет война, вопрос выборов вообще не на повестке дня.

"Я бы сказал, что сейчас вообще нет речи о выборах со стороны власти, они сейчас занимаются войной. И президент, и Офис", — уверяет Кулинич.