Европа упорно платит России миллиарды, выгоду имеют три страны, — эксперт о том, как сделать больно Москве

Читати українською
Автор
1752
Евгения Засядько Новость обновлена 07 июня 2024, 11:50
Евгения Засядько. Фото Коллаж "Телеграфа"

Россия может быть лишена миллиардов евро за агрессию в Украине, если ЕС запретит закупку и перевалку российского сжиженного природного газа (СПГ) в портах трех стран

С начала полномасштабного вторжения ЕС не рассматривали наложение санкций на сектор сжиженного природного газа. Это привело к тому, что его импорт и перевалка выросли и будут расти дальше, если не ввести санкции.

Почему Украине сегодня очень нужна поддержка испанской общественности, как Турцию поймали на перепродаже российской нефти, о весе теневого флота, а также о нестандартных инструментах, которые применяют украинцы, чтобы изменить настроения в важных для нас странах, "Телеграфу" рассказала менеджер по кампании Razom we stand Евгения Засядько. Она работает со странами ЕС, упрямо импортирующими российский СПГ.

Теневый флот России

– Мы как-то уже почти не говорим о санкциях. Общество не воспринимает их как действенный инструмент, а Россия удивительным образом обходит.

– Санкции не столь действенны, как ожидалось, не потому, что это нерабочий инструмент. А потому, что период их введения был очень растянут во времени. Это дало возможность России адаптироваться и найти обходные пути импорта той же нефти.

Наши коллеги из Центра исследований энергетики и чистого воздуха (CREA) недавно опубликовали отчет. В нем говорится, что с момента начала запрета ЕС/Большой семерки 5 февраля 2023 года и до конца февраля 2024 года Турция импортировала российских нефтепродуктов на сумму 17,6 млрд евро. Это на 105% больше, чем за аналогичный период в прошлом году. Им эта нефть фактически не нужна, они ее перепродают. Скорее всего, в ЕС.

протест против российского газа Бельгия
Евгения на акции протеста против импорта российского газа в ЕС

Так, ЕС импортировал 5,16 млн тонн нефтепродуктов на сумму 3,1 млрд евро из трех турецких портов без нефтеперерабатывающих центров – Джейхан, Мармара Эреглиси и Мерсин – после того же 5 февраля 2023 года. За тот же период импорт нефтепродуктов этими же портами в денежном выражении на 86% приходился на Россию.

Для нефти существует и другой путь – перевалка среди моря. Этот способ использовали Иран, Венесуэла, а теперь его учла и Россия. Reuters писали, что по оценкам Lloyd’s List Intelligence, теневой флот составляет 14,5% общего мирового танкерного флота, это 650 танкеров. По некоторым отраслевым оценкам – более 800.

Качество этих танкеров очень низкое, так что с ними происходит много аварий и случаев вылива нефти в океан. Это около 20% глобальной перевозки нефти – это огромные объемы и средства. И все это никак не мониторится, не подлежит санкциям и тому подобное.

– Причина – Европе это выгодно? Если говорить честно.

– Им так дешевле. Поэтому и в начале полномасштабной войны так трудно было изменить их мнение по поводу ископаемого топлива из России. Россия продавала им энергоносители дешевле, она ближе, чем Америка, уже есть построенная инфраструктура и т.д. Из Америки тоже импортируют, сейчас она первая по объемам, но Россия среди ТОП-3.

Правда, есть пример Чехии, полностью отказавшейся от российского газа. Они приняли тот факт, что для них стоимость газа подорожает, но отказались от российского импорта, чтобы не инвестировать в войну в Украине.

Европа сама помогает зарабатывать РФ

– Америка должна воспользоваться ситуацией, сделать какую-то скидку для Европы и зайти на рынок, который закупал газ и нефть у России.

– Они это делали и заняли часть рынка. К примеру, сократились поставки из России трубопроводного газа — в начале войны Россия сама закрыла вентиль трубопровода, который идет через Украину, а затем взорвала "Северный поток". Но увеличился импорт именно СПГ.

Более того, в европейских портах происходит перевалка СПГ, и он уходит в Азию. Так что Европа сама увеличила закупки СПГ и помогает зарабатывать России на азиатском рынке.

– Может ли Европа действительно отказаться от российского СПГ?

- Да, это возможно. К примеру, Испания подоступным данным закончила зимний сезон с заполненными на 82% газохранилищами. Это очень высокий процент. Но Испания – это теплая страна, северные страны тратят больше газа. В среднем ЕС закончила зимний период с газохранилищами, наполненными на 50%. Изменение климата — из-за чего установились теплые зимы — дают странам ЕС возможность спокойно отказаться от российского СПГ. Но они этого не делают. И та же Испания, как мы видим, наращивает импорт российского СПГ.

Сейчас в 14-м пакете санкций ЕС рассматривает блокировку перевалки СПГ через европейские порты. Также рассматривает наложение санкций на три российских СПГ-проекта "Арктик СПГ 2", "Усть-Луга" и "Мурманск". Хороший знак, но это только первый шаг. Европа должна полностью отказаться от российских ископаемых топлив.

– Насколько эта перевалка и санкции критичны для России?

– Есть арктический проект "Ямал СПГ". Чтобы вывезти газ из Арктики, нужны дорогостоящие танкеры, которые могут двигаться, разбивая лед. Россия может четыре месяца в году использовать дорогу через Сибирь – с северного полюса вдоль России спускаться в Азию. Но остальные восемь месяцев у них остается только путь через ЕС.

У них есть договоры, например, с Бельгией на 20 лет у порта Зебрюгге. Бельгийская компания Fluxys занимается перевалкой и импортом российского газа. Такая же ситуация — в Испании и Франции. Сегодня эти три страны переваливают и импортируют российский газ. И этот импорт в последние годы существенно вырос, доля СПГ выросла с 20% в 2021 году до 41% к концу 2023 года.

Если эту перевалку заблокировать, у России не будет возможности 8 месяцев в году продавать газ из "Ямал СПГ". Что-то они смогут возить летом, но для прибыльности проекта этого будет недостаточно. Если эти дорогие в обслуживании арктические танкеры будут везти СПГ в Турцию или Марокко, их дорога будет в два или в три раза длиннее, чем путь в Бельгию. Это будет увеличивать цену СПГ. И ломать схему перепродажи – это станет невыгодным. Поэтому решение о блокировке сработало бы.

– Насколько такое решение экономически невыгодно для ЕС?

– В контексте обсуждения 14 пакета санкций некоторые страны начали поднимать этот вопрос. Но есть несколько статей международных экспертов о том, что это никак не повлияет на экономику ЕС. А если принимать во внимание всю финансовую и военную поддержку, которую сейчас получает Украина, ЕС дешевле не спонсировать Россию, чтобы эта война как можно быстрее закончилась.

Наратив, который сейчас продвигает Россия — даже если ЕС это заблокирует, существуют договоры с Китаем и Индией, и это вроде бы не страшно для них.

На самом деле , Китай независим от России, им не нужен российский газ, хотя они его начали закупать больше. Их энергетическая стратегия предполагает 50% газа собственной добычи, 50% — импорт. Они диверсифицируют свои поступления как СПГ, так и других ресурсов. К примеру, 40% импортируемого СПГ поступает из Австралии, еще 20% — из России, другое — по другим направлениям. Они никогда не будут зависимы только от России или от кого-либо другого. Они понимают риски энергетической зависимости и пытаются избежать их.

Так что данные санкции на самом деле будут действенными.

Если санкции будут приняты, это будет ударом для Москвы

– Что с позицией Венгрии?

– Когда начали обсуждать 14-й пакет санкций, Венгрия сказала, что не будет поддерживать этот санкционный пакет, включая газ. Хотя по факту эта страна вообще не зависит от СПГ, они его не покупают. У них есть свой трубопровод. Они закупают у России ядерное топливо, развивают атомную энергетику. И страны ЕС сейчас, через 2,5 года войны, начали искать обходные пути снижения влияния на их решение Венгрии.

Но вопрос о влиянии на экономику действительно подняли Германия, Франция и Бельгия. Эти три страны запросили просчитать последствия блокирования перевалки российского СПГ на экономику ЕС, действительно ли это повлияет на экономику России.

Честно говоря, то, сколько зарабатывает на этой перевалке Европа, крохи от прибыли, которую получает РФ.

Плюс, если мы говорим о закупке СПГ, только Франция за первый квартал прошлого года заплатила России за сжиженный газ 600 млн. евро. А есть еще Бельгия и Испания. И мы должны понимать, что речь идет о первых не очень активных трех месяцах года. Газ больше завозят летом, чтобы подготовиться к осени.

Кроме того, мы видим, что в 2023 году закуплено больше газа, чем в 2022, то есть наращивается импорт. Если не будут приняты санкции по сдерживанию импорта российского СПГ в Европу, есть все шансы, что в 2024 году импорт еще вырастет. Если санкции будут приняты, то это будет ударом для России.

– Есть три страны, заинтересованные зарабатывать на перевалке СПГ. Есть ли у нас в запасе инструменты влияния на них?

– Речь даже не о трех странах, а о трех компаниях, заключивших долгосрочные договоры с россией. В Бельгии это Fluxys, Total Engineer во Франции и Natura в Испании.

– Это не государственные компании?

– Fluxys имеет акционеров, среди которых есть представители местных властей. Я, к примеру, в мае была на съезде их акционеров. 12 мая мы организовывали марш против российского газа в центре Брюсселя, а 14 мая было собрание акционеров. Наши партнеры-европейцы помогли быстро приобрести акции Fluxys и зарегистрировали меня на собрание как своего представителя. Конечно, когда стало известно, что придут украинцы, Fluxys добавили в презентацию наше знамя – мол, они поддерживают Украину.

Три компании, заключившие долгосрочные договоры с россией – у Бельгии Fluxys, Total Engineer во Франции и Natura в Испании.

– Вам удалось выступить?

– Да. Я начала с того, что наш флаг – это прекрасно. Но ведь вы понимаете, что ваша поддержка российского бизнеса убивает нас. Вы полностью поддерживаете Россию тем, что даете возможность им зарабатывать.

Мы очень долго спорили. Они говорили: а если мы сейчас заблокируем перевалку, это просто поедет во Францию или Испанию, это не сработает. Мы отмечали, что это будет общее решение, и не только по Франции и Испании, но и по всем странам ЕС. И что мы сейчас по нему работаем.

– Что реально может повлиять на принятие этих решений?

– В Европе оказывает влияние публичное мнение. Когда приходят представители общественности, когда идут марши протеста, там это оказывает большое влияние. К сожалению, у нас пока не получилось получить весомую поддержку во Франции и Испании — там мы только начали работать. У Бельгии у нас там уже были налажены контакты.

– Какие санкции нам нужно принять сейчас?

– Поставить граничную цену на нефть и нефтяные продукты. Из того, что мы сейчас понимаем, — полного отказа от нее не будет. Полный бан на СПГ – как перевалку, так и импорт. И также закрыть те пробелы, которые были с предыдущими санкциями – в инфопространстве много информации, что санкции не работают по полной и почему. Поэтому нужно искать пути, чтобы они все-таки работали.

Сейчас мы работаем над блокировкой по СПГ, ищем экспертов, встречаемся с представителями властей разных стран. Иногда получаем политкорректные ответы. Но в то же время бывают достаточно прямолинейные чиновники, четко очерчивающие позицию своей страны, и что им нужно, чтобы все же это решение было принято.

И во Франции, например, нам удалось найти поддержку общественности, они понимают нашу потребность, готовы помочь нам.

– Общественность – мы говорим об общественных организациях?

– Да. Восприятие общественных организаций в Европе совсем другое, чем в Украине. С ними можно попасть на встречи с Еврокомиссией, министрами и вас будут слушать. Поэтому нам важно, чтобы звучал голос не только украинцев, но и местных общин – платящих налоги и ходящих на выборы.

Сегодня у нас есть вопросы с Испанией – как там построить коммуникацию, к кому обратиться? В любом случае, даже если в 14-м пакете санкций будет принято решение заблокировать перевалку, нам нужно будет дальше работать, чтобы ЕС сокращала импорт СПГ и в дальнейшем полностью заблокировала СПГ. И в первую очередь мы опять же будем таргетировать эти три страны.