Мирных планов для Украины все больше. Что это на самом деле означает

Читати українською
Автор
1171
Колаж Телеграфу

Пекин продолжает продвигать свои "мирные планы".

До Глобального саммита мира, который Швейцария проведет по запросу Украины, остается чуть больше двух недель. И пока приглашение на мероприятие подтвердили уже 90 государств, до последнего, похоже, будет сохраняться интрига относительно участия Китая.

Одновременно Пекин снова продвигает собственный "мирный план", к которому в этот раз присоединилась и Бразилия. "Телеграф" рассказывает, что это значит.

Размыть суть саммита

По данным МИД Китая, "общего понимание" относительно политического урегулирования "украинского кризиса" удалось достичь министру иностранных дел КНР Ван И и главному советнику президента Бразилии Селсу Амориму во время встречи в Пекине 23 мая.

Китайско-бразильский план состоит из шести пунктов, перекликающихся с 12-пунктным документом, который КНР представила в феврале прошлого года.

Китайско-бразильский "мирный план"
Китайско-бразильский "мирный план"

Речь идет о призывах к деэскалации, необходимости переговоров как "единственного жизнеспособного решения кризиса"; увеличении гуманитарной помощи, защите гражданского населения и обмене военнопленными; противостоянии использованию ядерного оружия и нападениям на АЭС; защите стабильности глобальных промышленных цепей и так далее.

Упоминается и мирная конференция, однако в очередной раз отмечается обязательное участие РФ.

"Китай и Бразилия поддерживают международную мирную конференцию, проведенную в должное время, которую признают как Россия, так и Украина при равноправном участии всех сторон, а также честном обсужденим всех мирных планов", — отмечается в тексте.

Как объясняет "Телеграфу" бывший министр иностранных дел Владимир Огрызко, подобные инициативы — попытка отвлечь внимание от Глобального саммита в швейцарском Бюргенштоке.

"По состоянию на сегодняшний день идеологическая спайка Москва-Пекин работает сильнее, чем все остальное. Поэтому, думаю, что они будут продвигать сейчас разные варианты. Появился китайско-бразильский "мирный план", потом появится условный южно-африканский, новогвинейский и еще какой-то. Это все будет делаться для того, чтобы размыть саму суть идеи встречи в Швейцарии, и чтобы приуменьшить политическую значимость этого мероприятия", — отмечает он.

Несмотря на это, отсутствие на саммите мира в июне может стать проблемой для Китая, претендующего на роль миротворца и глобального геополитического игрока.

"Я больше придерживаюсь мнения о том, что Китай на должном уровне в Швейцарии представлен не будет. Разве что третьеразрядным чиновником, который не будет иметь никаких полномочий и будет только в качестве наблюдателя. И это вполне понятно, потому что Китай стоит в этом плане на позициях России. Для РФ проведение такого саммита – это политический удар.

Но с другой стороны, здесь есть для Китая определенная проблема. Если соберутся 80 участников, а может быть и больше, и там не будет Китая, то он себя противопоставляет этому достаточно большому количеству мировой общественности. В интересах ли это Китая, претендующего на то, что он второй центр силы и глобальный игрок? Думаю, что нет", — считает Владимир Огрызко.

Главная консультантка Национального института стратегических исследований Алина Гриценко обращает внимание на то, что китайско-бразильский план все же содержит больше конкретики, чем прошла одиночная позиция Пекина относительно мирного урегулирования. Впрочем, не обошлось и без характерных для КНР клише:

"Шестой пункт плана — это посыл для Соединенных Штатов, я думаю. Что нужно странам мирно сосуществовать и развивать финансы, и торговлю, и инфраструктуру и так далее. Очевидно, что это попытка продвигать китайскую риторику о мирном сосуществовании, "сообществе единой судьбы человечества" (концепция, выдвинутая Си Цзиньпином, — Ред.), но в других пяти пунктах прослеживается уже более однозначная позиция. Например, страны выступили против атак на АЭС, чтобы избежать техногенной катастрофы", — анализирует политолог.

По ее мнению, появление таких документов может свидетельствовать об интересе Пекина не только к участию в мирном процессе, но и к адвокации собственных интересов.

"Присутствие китайского представителя еще под вопросом, но Китай вряд ли позволит той же Индии перетянуть одеяло на себя. Тот факт, что они продолжают публиковать какие-то пункты, свидетельствует о том, что Китай стремится быть вовлеченным в этот процесс. И для России присутствие Китая выгодно. Однозначно, РФ не готова артикулировать что-то самостоятельно, и она будет пытаться стоять за спиной Китая.

Китай, с другой стороны, однозначно не является беспристрастной стороной, и привлекать его в качестве медиатора или посредника для переговоров — не очень хорошая идея. И не потому, что Китай якобы будет продвигать российские интересы. Китай будет продвигать, прежде всего, собственные национальные интересы", — подчеркивает Алина Гриценко.

Не Китаем единым

Впрочем, даже без китайского представителя, саммит уже исторический по количеству привлеченных делегаций. Не менее важно, что на участие открыто согласилась Индия. Хотя присутствия премьер-министра страны Нарендры Моди ждать не стоит по объективным причинам.

"Нюанс состоит в том, что в Индии сейчас выборы до 1 июня. И 90 миллионов избирателей – это самые масштабные выборы в истории.

Конечно, пока там все голоса подсчитаются, у премьера не будет возможности приехать на саммит. Может быть, страна будет представлена на уровне министра иностранных дел. Но Индия, позиционирующая себя как лидера Глобального юга, может дать пример другим странам", — отмечает политолог Национального института стратегических исследований.

В то же время 27 мая информационное агентство Bloomberg сообщило, что Индия и Бразилия рассматривают идею отправить на Глобальный саммит мира младших чиновников.

"Президент Украины Владимир Зеленский призывает лидеров принять участие в саммите, но Москва активно пытается сорвать участие ключевых государств. Бразилия и Индия рассматривают идею прислать более мелких чиновников", — говорится в материале.

Как отмечает бывший глава украинского МИД Владимир Огрызко, страны Глобального юга во многом занимают выжидательную позицию, но могут внести свой весомый вклад:

"Есть страны, которые прекрасно понимают, что если не преодолеть этот кризис международного права, я бы его так назвал, что если страна сильна, то она может перекрывать границы, то это будет означать катастрофу действительно мирового масштаба, потому что почти у каждой страны со своим соседом есть какие-то явные или скрытые претензии.

Если идти по такому пути, то это начало войны всех против всех. Я думаю, что в этом контексте как раз участие стран Юга может быть важным с точки зрения какой-то гарантии, что подтвержденные принципы международного права, нерушимость границ и так далее для подавляющего большинства из них очень важны", — говорит он.

И хотя дипломат не ожидает от июньского саммита прорывов, сам факт его проведения называет "большим политическим результатом, которого боится Москва".

"Выделены три основных направления (речь идет о ядерной энергетической безопасности, продовольственной безопасности и обмене пленными. — Ред.), и если удастся хотя бы по этим трем направлениям что-то сформулировать более или менее конкретное, чтобы потом на основе этих согласований разработать какие-то планы, то я буду считать, что это тоже удача.

Но этот саммит не остановит войну, не заставит Россию покинуть оккупированные территории и уйти. Это может сделать только Украина и только на поле боя. Собственно, вывод, который мы должны, мне кажется, сейчас сделать, независимо от того, что будет происходить на саммите", — добавляет экс-министр.

Уже готовят следующий саммит?

По данным СМИ, Европейский союз хочет организовать осенью мирную конференцию по Украине уже при участии России. Она должна состояться в Саудовской Аравии. Параллельно министры иностранных дел стран ЕС обсуждают, как найти "приемлемый результат" для саммита в Швейцарии.

"На сегодняшний день россияне не готовы к серьезному разговору. Они, с одной стороны, признают, что не могут продолжать эту войну, что им не хватает ресурсов, что они истощаются. И это прослеживается в интервью Путина китайскому информагентству "Синьхуа", в которому он заявил, что Россия готова к переговорам. Но, с другой стороны, они не готовы отказаться от манипуляций и шантажа. Так никаких переговоров не удастся организовать. Попытки привлечь российскую сторону на том или ином уровне будут.

Насколько они будут удачными, покажет время и покажут наши успехи на фронте. Чем больше у нас будет успехов на фронте, тем сговорчивее будет российская сторона", — заключает в разговоре с "Телеграфом" политолог Алина Гриценко.

Напомним, ранее эксперт аналитического центра Украинский институт будущего Игар Тышкевич проанализировал для "Телеграфа", почему демократии в последнее время не могут дать достойный отпор автократиям.